Распечатать
29 апреля 2017, 14:06 Откуда пошла сибирская монстрация

Читатель Аcadem.info предложил свою авторскую колонку об истории происхождения Монстрации. Материал показался нам интересным. Публикуем его в авторской редакции.

Воздух свободы

Очевидно монстрация стала значимым явлением общественной жизни, причем не только местечковой, но и страны в целом. О ней пишут работы, спорят о причинах, первоистоках, проблематике, развитии, аспектах и проч. Сотрудник музея города Новосибирска Константин Голодяев видит истоки монстрации аж в «политических карнавалах», которые активно проводились в Советском Союзе в 1920–1930-х годах. Напомним, в те годы подобные карнавалы чаще всего были направлены против религии. «Попы», наряду с «барами» и «капиталистами» – стали наиболее популярными фигурами пролетарского осмеяния. На фотографиях тех лет можно разглядеть лозунги вроде «долой религиозный дурман», «кончай молиться – возьми книгу», «религия – опиум для народа» и проч.

Но на фоне политически обусловленных демонстраций – встречались и несерьезные, шуточные шествия, которые присущи карнавальной культуре, утверждает Голодяев. В качестве примера он приводит одну из демонстраций, состоявшуюся в Новосибирске, целью которой было… защита птиц. «Участники несли плакаты «Синица в год истребляет шесть тысяч гусениц», – вспоминает краевед. Однако уточняет он, чаще участники шествий несли кресты, чучела. Часто шествие заканчивалось сжиганием такого чучела.

Во время войны о политических карнавалах забыли, тяжелые послевоенные годы также было не до них. Несерьезные, карнавальные шествия возродились только в 1960-е годы в новосибирском Академгородке.

«На фоне советской действительности тогдашний Академгородок был воистину рассадником свободомыслия», – вспоминает новосибирский политолог, кандидат исторических наук Дмитрий Пучкин. По его словам, научной молодежи позволялось многое – начиная от обсуждения политически острых тем в кафе «Под интегралом», и заканчивая проведением конкурсов красоты, чтением самиздата и проч.

Дорогой читатель, если тебе довелось, как и скромному автору текста, провести свое детство в одном из семейных общежитий Академгородка, то, несомненно, тебе знаком процесс изготовления лозунгов. На одном из столов в общей кухне складывались фанерки, в углу – баночки с краской, а вечером под всеобщий хохот – «Мир – труд – колбаса!», нет, лучше – «Даешь коммунистический секс!»– рисовались плакаты. Жаль, фотографии не сохранились. Если вглядеться в сохранившиеся черно-белые фотографии того времени, то можно прочесть: «Бей мяч», «Юное тело мыло ДРК», «Синяя блуза», и даже математическое «S =».

«Все это продолжалось недолго, – вспоминает Пучкин. – Хотя справедливости ради стоит отметить, что в Академгородке оттепель затянулась: если по всей стране гайки закрутили уже 1965 году, то у нас – только после ввода войск в Чехословакию. После этого участвовать в подобных демонстрациях стало попросту опасно – рискнувших ожидали выговоры по партийной линии и прочие неприятности».

А в остальной части Новосибирска демонстрации, как были, так и остались «сплошной казенщиной», вспоминает политолог. Тем не менее, утверждает Пучкин, на фоне других российских городов Новосибирск и тогда, и сейчас отличается нестандартным подходом к проведению массовых шествий и политической жизни в целом. «Политическая мода на какие-либо массовые акции задавалась именно в Новосибирске, и только Москва и Петербург могли соперничать с нами в политическом креативе. Сам город был и остается форпостом свободолюбия – не смотря на закручивание гаек, на превращение квазидемократического режима в откровенно авторитарный. Город остается оплотом демократических настроений, и монстрация есть зримое проявление этого, – убежден Пучкин. – Монстрация разрослась, география постоянно расширяется, сегодня праздник проводится и за рубежом. Правда, в других городах монстрация не имеет такого резонанса».

После запрета на креатив первомайских демонстраций свободолюбивый дух молодежи Академгородка нашел отдушину в виде маевок. Первый раз «Маевку» организовал Интерклуб НГУ еще в 1966 году. Стоит отметить, что в отличие от жизнерадостного абсурда первомайских шествий маевка не скрывала своей политической направленности. Так, в советские годы сжигали чучело Дяди Сэма, символа американского капитализма. Но с годами политика выветрилась лаже из маевок. Сегодня маевка - это рок-концерт, завершающий Интернеделю.

Разгульный креатив

Забытые традиции научной молодежи всплыли в середине 90-х, когда в Новосибирске состоялся марш художников «Лента Стебиуса». Колонна демонстрантов с лозунгами, из которых чаще всего вспоминают «водка – это правда» и «французы – убийцы Пушкина» прошли по центральной улице города. Тогдашние власти не усмотрели в демонстрации ничего предосудительного. Сохранились фотографии, где тогдашний губернатор Иван Индинок наблюдает за шествием вместе с одним из организаторов марша Александром Плитченко.

В нынышнем виде монстрация началась в 2004 году. Родоначальниками, вопреки распространенному мнению, был целый коллектив креативных молодых людей. Это была группа CAT (Contemporary art terrorism), в которую входили Максим Нерода, Катя Дробышева, Артем Лоскутов, а также Ваня Дыркин, Миша Рубан, Оля Тээр, Слава Мизин, Костя Скотников и др. Само слово «монстрация», если верить воспоминаниям, придумал Ваня Дыркин – убрав «деструктивное «де» от названия действа». Организаторы разъехались кто куда – Нерода, по данным открытых источников, уехал в Германию, Дробышева – в Мексику.

Идея возродившейся монстрации, полагает Дмитрий Пучкин, все та же, что и в 60-х – «стеб над бессмысленностью нынешней официальной общественной жизни, подчеркивание ее показушности, пустоты, фальши».

Копья вокруг ничего

По сложившейся традиции монстрация начинается задолго до официального начала акции. Последние годы попытки «согласовать», точнее, получить разрешение на проведение акции наталкивается вялотекущее сопротивление чиновников, каждый из которых хотел бы остаться в тени и не брать на себя ответственность за столь громкое мероприятие. Принципиальную позицию властей выразил мэр Новосибирска Анатолий Локоть, по словам которого монстрация вписана в сценарий подготовки «оранжевой революции», а Новосибирск рискует превратиться в полигон для отработки «цветных» технологий.

Начиная с 90-х монстрация проходила, не вызывая каких-либо нареканий со стороны властей, удивляется краевед Константин Голодяев. Он объясняет нынешнюю позицию властей тем, что «чего-то стали бояться».

В этом году, монстрация грозила стать очередным испытанием для новосибирской власти. Напомним, наиболее сильным противодействие монстрантам было оказано в 2015 году, когда полиция не допустила монстрантов к общегородской колонне. Но сейчас власти, очевидно, поставили задачу сдержать конфликт вокруг популярнейшего городского мероприятия. Выход нашли, предложив перевести ее в формат «передвижной выставки-прогулки городской культуры». Мэрия Новосибирска даже включила монстрацию в список своих ежегодных мероприятий и теперь последующие годы заявку на ее проведение подавать не нужно.
Напомним, монстрация состоится 1 мая. 

Обсуждение темы на Форуме Академгородка

Кайгур Нарым
Постоянный URL: http://academ.info/news/38520