Распечатать
26 мая 2017, 16:16 Православие без христианства – это жуткая форма мракобесия

В Москву привезли мощи святителя Николая Чудотворца. По этому поводу на федеральных телеканалах случился массовый психоз. И дела нет, что частицы мощей того же самого Свт. Николая есть в 20 московских церквях. Как емко съязвил один знакомый неверующий, «забугорная моща сильнее». Три года назад я писал о том же самом, но про другую церковно-государственную истерию. Время прошло, но ничего не изменилось.

Дары волхвов

Происходящий массовый поход за чудом – явное и полное доказательство провала христианской миссии. И если православие у нас – главная версия христианства, значит, провал его миссии. Дело в том, что для русского православия никогда не была характерна погоня за артефактами, «теми самыми гвоздями». В чести были чудотворные иконы и святые. Причем иконам (за редким исключением) следовало явить свои чудеса в нашем народе, а святые должны были быть либо свои, либо всемирно почитаемые. В этом смысле мы более близки к древнему христианству. Вера, образ жизни и мировоззрение первых христиан всеми нынешними христианскими конфессиями признаются едва ли не эталонными.

Однако у христиан первых веков и в помине не было почитания артефактов как предметов культа. Да, служили литургию на гробницах мучеников. Да, люди по домам могли что-то хранить, передавать по наследству, но не более того. Для христиан на первом месте оставалась личность Господа и Спасителя Иисуса Христа, а не то, во что он был одет. Этим объясняется феномен – открытие артефактов началось со времен Константина Великого и императрицы Елены. То есть в IV веке. Елена поехала в Иерусалим искать Гроб Господень. Нашла и его, и Крест, и многое что еще. За 300 лет до этого Иерусалим был разрушен до основания и заселен римским гарнизоном, а на месте нынешней Кувуклии вообще стоял храм Венеры. Не нужны были ни апостолу Петру, ни апостолу Павлу, ни первому епископу Иерусалима апостолу Иакову те артефакты. Их ученикам и последователям – тоже. Жили верой, а не предметами. В этом причина трудностей поиска. Даже дата Рождества Христова установлена с точностью в пять лет, не говоря уже о сохранности артефактов…

Отсюда – большие сомнения в том, что могли сохраниться «те самые гвозди», дары, пояса и прочее. Но времена меняются, с установлением христианства как государственной религии решили привести в порядок места, связанные с жизнью Иисуса Христа. А дальше, увы и ах, началась гонка амбиций: у кого из королей «круче» реликварий. Русские цари на это не повелись… Более того, к грекам, которые поддались общей тенденции, относились с недоверием. «Он был грек, а потому лукав», – пишет русский летописец об одном из первых архиереев (греков) русской церкви.

Не покупались на это и в дальнейшем, когда мощь Российской империи позволяла ей добыть любые реликвии для своей церкви. Даже получив в дар от грузинской царицы бесценный артефакт из этой серии (в благодарность за спасение Грузии от турецких сабель), русский император возвратил реликвию обратно. При этом уложил реликвию в драгоценный ларец, да еще и дал денег на строительство в Грузии храма для хранения святыни. Французский король войну бы затеял за тот артефакт, а русский отдал, да еще и с «приданым»… При этом кто был более набожен – большой вопрос! В этом – ключ к пониманию веры и разности мировоззрений. Да, русские собрали много артефактов. Но никогда не воевали за них. Сами как-то реликвии собрались. Относились к ним спокойно, без истерик. Русские скупили много земли в Палестине (которую Хрущев потом раздарил), но с прагматической целью – обеспечить участками православные миссии и монастыри. Замечу, что скупали веками, по кусочку, терпеливо, но не воевали и в экстаз не впадали по этому поводу.

В России реликвии есть, еще и «покруче» даров волхвов. Например, Риза Господня. Замечу, не кусочки золота, до которых, возможно, дотрагивался младенец Иисус, а скорее всего, что и нет, а одежда, в которой Иисус Христос пошел на страдания и смерть. Фрагмент этой ризы лежит себе спокойно с XVII века в Успенском соборе. Даже день памятный в русском церковном календаре установлен – праздник Положения Ризы Господней, 10 июля (по юлианскому календарю). (Подробнее о том, где еще в России и не только есть фрагменты той одежды, можно почитать здесь.)

Еще раз отмечу, речь не о кусочках золота из поствизантийской финифти, а об очень серьезных артефактах. Они тоже могут оказаться ненастоящими, однако, признаваемые за подлинные, лежат себе по московским церквям. Только к ним толп людей, ищущих чуда, не наблюдается… Верующие и воцерковленные люди к таким вещам относятся благоговейно, но без фанатизма. Мы не в тряпочки верим, не в досточки, не в шкатулочки. И здесь возникает вопрос веры и знания.

Если веру берут на слабо…

А это именно так. Мою веру берут на слабо. Дескать, вот тебе чудесный ларец, верь, что это – те самые дары волхвов, пояс Богородицы (кстати, фрагмент пояса тоже есть в одном из московских храмов, он тоже лежит там себе веками)… Но вот греки решили заработать на сборе пожертвований. Они так делают – их право. Наши СМИ пишут, что это «впервые за 200 лет»… Чушь полная! Вывозят тот ларец греки регулярно с Афона в мир для сбора средств на монастырь. Бог в помощь!.. Но наши устроили государственно-медийный психоз. Веры в Христа уже мало, нужна вера в шкатулку. А вот тут стоп! Мы не язычники. Это вера в Христа не нуждается в доказательствах, а вот со шкатулкой все иначе. Если безапелляционно, да через СМИ говорят о подлинности – давайте результаты экспертизы, тем более что есть масса серьезных оснований в подлинности усомниться. И не надо говорить (как написали на pravmir.ru), что, мол, даже если неподлинные, то за века молитвою людей уже стали как подлинные. Это сказали тихо на профессиональном ресурсе, а толпе крикнули сотню раз с телеящика: «Настоящие!» А между тем время плавления золота определить несложно… Но греки никогда не разрешат экспертизу, у них тоже свои «скрепы» есть…

А люди идут. Идут за чудом. Так и говорят журналистам, что идут попросить Бога о том-то и том-то. То есть просто Бога попросить не можем, нужно у шкатулки просить. К Казанской иконе чудотворной подойти и молиться – нет… Или попоститься в Великий пост, исповедаться и причаститься – ну это же всегда можно (а на практике мало кто делает), а тут эксклюзив. «Православный рок-н-рол» – все это называл один мой друг-священник.

Конечно, есть такой феномен как духовное и телесное преодоление себя. Отстояв семь часов, человек иначе воспринимает все. Для него стояние – это труд, в том числе и духовный. По этой логике, на первой седмице Великого поста храмы должны ломиться от молящихся. Ведь службы в те дни – ой какие длинные! Но стоять придется не возле туалетов в обществе полицейских, за забором, а в храме на богослужении… Но где они все? Погоня людей за «святыньками» давно стала головной болью серьезных священников. С одной стороны, ни один из них не будет проповедовать «небержения о святыни», да еще переть против «генеральной линии», с другой – тратя свою жизнь на воцерковление и духовное преображение людей, они видят патовую ситуацию: человек осваивает терминологию, учится кланяться «святынькам», но не становится христианином. Православие без христианства – это жуткая форма мракобесия, которая обязательно приведет к фашизму.

Напоследок, по ссылке – перечень других реликвий, которые к нам еще не возили, но лиха беда начало!

Обсуждение темы на Форуме Академгородка

Андрей Красиков
Постоянный URL: http://academ.info/news/38689