Распечатать
02 марта 2009, 15:12 О гламуре на "Кухне": добивать или презирать?

Фестиваль "Кухня" в Академгородке открылся дискуссией о гламуре и запуском в небо воздушных шаров.

Томичи до сих пор с восторгом и удовольствием вспоминают прошлогодний фестиваль. Надеемся, что та же приятная участь ждет и нынешний ток-фест, организаторы которого уверяют: если в первый год фестиваля они ждали только 30 гостей, то на нынешний фестиваль было продано по меньшей мере 400 билетов.

Слова Татьяны Ткаченко, директора ток-феста "Кухня", по-видимому, должны были отражать суть самого фестиваля: "Рай – место, где ты можешь встречаться с другими людьми и никуда не торопиться".  Еще одна важная роль фестиваля – поиск путей выхода из кризиса.

Иоаннеке Луутсма, директор Летнего Университета Амстердама (Нидерланды) отметила на открытии: "Сейчас мы на перепутье, болезнь уже прошла, но мы не знаем, что будет дальше. Вообще, существует другой кризис – социального неравенства, исчезновения природных ресурсов. Поэтому мы не уверены, существует ли экономический кризис. Мы надеемся, что из этого фестиваля получится новое понимание мира".

Начался фестиваль дискуссией с интересным названием "Конец гламура?", в которой поучаствовали именитые хедлайнеры фестиваля – Александр Гаврилов, Лев Рубинштейн, Михаил Калужский, Максим Кронгауз, Йерун Бюсшер из Амстердама и другие гости.


Гламур: быть или не быть?

Этимологию слова гламур определил профессор, доктор филологических наук, автор филологического бестселлера "Русский язык на грани нервного срыва" Максим Кронгауз. Оказывается, корни слова "гламур" восходят к греческому "грамматика", а вообще гламур конкурирует со словом "глянец".

На общем определении гламура эксперты, как и полагается, тоже не сошлись. С одной стороны, его называли синонимом массовой культуры. С другой стороны – специфической культурой, идеологией нового общества, идеей привлечения к идеалу.

Главные идолы же гламура – "герои нашего времени" Ксения Собчак, Владимир Путин и Андрей Аршавин.

Что касается конца гламура, то многие были солидарны с противоположной точкой зрения – сейчас мы видим не закат гламура, а его расцвет. "Сейчас происходит падение покупательской способности, а не конец гламура", – заметил Максим Кронгауз. Критик, публицист и "главный по книжкам" Александр Гаврилов вообще считает, что современная культура не знает, куда сейчас нам выворачивать и плыть: "Сейчас идет поиск нового, возможно, культура движется влево-вправо, чтобы поймать правильный ветер".

 
Эксперты уверяют: в СССР тоже был гламур – мохеровые шарфы, куртки-аляски. Гламур – это точка, где пересекаются чаяния массы, гламур этой массе что-то обещает. Поэтому он бесконечен, вечен, нужен, живителен, необходим и неисчерпаем как атом.

Мысль о том, что гламур – это официальная идеология, высказывал поэт и один из лидеров знаменитого литературного движения московских концептуалистов Лев Рубинштейн: "Гламур – это идея существования, которая безопасна как любая утопия. И уж лучше массовая культура, чем массовое бескультурье. Привлекательность гламурной утопии себя не исчерпала, только персонажи могут меняться. Например, идея Собчак скоро "отскочит", ведь это абсолютное порождение нефтегазового тумана".

Гламур нам просто необходим, ведь мы проецируем на гламурных героев собственное счастье: "Если я буду этим гламурным персонажем, я буду счастлив. У нас должна быть цель – быть счастливыми, насколько это возможно. Однако доказано: гламурная фигура – плохая стратегия, неважно, чувствуете ли вы себя хуже соседа, но вы менее счастливы. Но самые большие жертвы – сами гламурные люди", – убежден культурный предприниматель из Амстердама Йерун Бюсшер.

Виктория Мусвик, фотокритик и преподаватель, видит в гламуре сильный творческий потенциал: "Но когда гламур начал превращаться в глянец, сила ушла из гламура. Ситуация однако изменилась не в лучшую сторону еще до кризиса, творческое начало ушло. Но как сила гламур остается".

О том, останется гламур или исчезнет, также разгорелся спор. На предположение о том, что "гламур не умрет, если мы не будем его добивать" последовало возражение: "Мы его не добьем, еще кто кого добьет". В итоге делают вывод: гламур нужно презирать, потому что бороться с ним бесполезно.

И все отправляются на улицу запускать воздушные шары. По замыслу, каждый участник мероприятия – городского праздника "Новодень", долго откладывавший какое-нибудь дело и наконец его сделавший, привязывает записку о свершенном и отпускает в небо, расчистив место для новых начинаний. Дела, сделанные участниками, были самые разные: кто-то открыл фестиваль "Кухня", кто-то пригласил на фестиваль друга, а кто-то убрался в квартире – главное, что этот крохотный кармический поступок остался в истории, как теперь уже и фестиваль "Кухня". 

 

О гламуре говорят

Лев Рубинштейн: "Культурная жизнь покрыта лачком, которую многие принимают за прозрачность".

Александр Гаврилов: "В гламуре утрачивается личный интерес, и он превращается в жевательную резину, которую мы едим". 

Человек из зала: "Гламур – миф, который создан, чтобы потреблять товары".

Фото с сайта

Анна Андриевская,

специально для Academ.info
 

Постоянный URL: http://academ.info/news/10461