Распечатать
27 марта 2009, 17:10 NB: Первая утрата

Алик Тульский. Это было имя самой большой боли и скорби, содрогнувшей весь юный Академгородок в августе 1961 года. Это было имя первой трагедии и первой утраты, заставившей молодых и счастливых ученых задуматься о многом... В частности, о том, почему талантливый химик из МГУ, приехавший в Академгородок строить науку, так и не стал известным ученым Альбертом Сергеевичем Тульским, а навсегда ушел в небытие, оставив свое юношеское имя "Алик" лыжной базе, которую никогда не видел...

Много писано о том, как счастливые молодые ученые, приехавшие строить науку в Сибири, создавали Академгородок – городок молодой науки, город свободомыслия, город счастья... Начиная с 1957 года, рос список достижений, удач и успехов молодых ученых Академгородка, и постепенно вчерашние студенты становились известными учеными...

Но жизнь внесла свои коррективы, и в августе 1961 года был открыт счет боли и утрат: погиб молодой ученый Альберт Сергеевич Тульский. До этого здесь вряд ли кто всерьез, не в философском плане, задумывался о смерти. Тогда в Академгородке даже кладбища не было, и хоронить Алика пришлось на старом ельцовском погосте... "Он был очень хороший человек, – вспоминает старший научный сотрудник Института математики Алексей Егоршин. – Всех потрясла эта жуткая своей обыденностью смерть..."

Студент МГУ

Алик Тульский, уроженец небольшого городка Поворино в Воронежской области, попал в Новосибирск после распределения, закончив МГУ, куда едва поступил: его отец был репрессирован, а тогда за этим следили строго. Контроль доходил до маразма: поступавших в 1953-м году 17-летних выпускников школ спрашивали, служили ли они в белой армии.

"В 1953 году был первый набор  в новое здание Университета на Ленинских горах; в этом наборе были дети военных лет, не избалованные ни благами, ни развлечениями, с одним страстным желанием – учиться. Алик Тульский был в нашей группе, в ней почти все были иногородние, жили в общежитии. Не помню, чтобы Алик посещал танцы и прочие неизбежные посиделки студентов с целью "погудеть", хотя он любил и умел хорошо петь. Естественники, как известно, очень загружены учебой, свободного времени, если относиться к делу серьезно, практически не получалось. Алик как раз был из числа серьезных, погруженных в себя ребят. У меня есть его тетрадь с записями лекций по радиохимии; такие аккуратные, детальные записи, рисунки; учебником можно не пользоваться", – пишет в своих воспоминаниях сокурсница Алика Зоя Кузнецова.

Впрочем, Алика никто не мог назвать "заучкой" или занудой: его, при всей задумчивости и погруженности в себя, отличал тонкий юмор и неподдельное умение дружить.

"Лекции по неорганической химии нам читал академик Спицын Виктор Иванович, очень почитаемая на факультете и вообще в химической науке личность. Он совершенно не выносил, когда на лекции где-то начинали шуметь, а значит, не делом заниматься. Большая химическая аудитория – очень большая, наш курс был около 300 человек, увидеть нарушителя и сделать конкретное замечание трудно; Виктор Иванович просто обижался и уходил в преподавательскую, ассистент и кто-нибудь из студенческой общественности шли к нему, уговаривали, он потом возвращался и продолжал читать, – вспоминает Зоя Кузнецова. –  Алик как-то при этом изрек – "Витя Спицын вырабатывает характер" (по аналогии с героем из одной детской истории), и мы потом это все время приговаривали".

А еще Алика вспоминают утонченно-красивым, интеллигентным, глубоким, с поразительным чувством такта и неприкосновенности человеческих чувств...

В 1959-м он успешно закончил группу радиохимиков, самую престижную в то время – повышенная стипендия, повышенный контроль со стороны КПСС, "элитарность" определялась даже тем, что студентов этой группы заставляли профессионально заниматься спортом.

"Мы записались на баскетбол, но потом у Алика на медкомиссии нашли повышенное давление, и ему пришлось перейти в лыжную секцию. Тренер по лыжам поворчал, но взял. Думаю, с этого момента Алик и увлекся лыжами. Он никогда не был фанатом какого-то одного вида спорта: летом он с таким же энтузиазмом бегал эстафету, играл в футбол, волейбол – энергия била ключом", – публикует газета "Навигатор" от 17 марта 2006 г. воспоминания однокурсника Алика Анатолия Беляева (сегодня – сотрудник лаборатории химии редких платиновых металлов ИНХ СО РАН).

Тульский Альберт Сергеевич

2 января 1936 года – 1 августа 1961 года

"Освоение Сибири" для Алика Тульского началось в марте 1959 года. Строительство Академгородка только начиналось, и первоначально Институт неорганической химии базировался в городе, на Советской, а чуть позже перехал в первое здание на проспекте Науки – в Институт гидродинамики.

Алик был из тех, кто сразу включился в работу (он занимался зонной кристаллизацией), он мало участвовал во всевозможных вечеринках (не любил "толпы"), зато с радостью бегал на лыжах, играл в футбол и много фотографировал. Вспоминают: фотографировал удивительно талантливо, создавая портреты, удивлявшие всех.

"...Когда он успевал сделать снимок, где делал фотографии, не знаю; он их просто однажды приносил и дарил, а я разводила руками, как это ему удалось сделать. Я до сих пор поражаюсь одной фотографии, какой он меня увидел; тогда я была, в основном, другой. При этом я просто уверена, что не позировала ему, он этого никогда не просил, снимки делал незаметно; скорее всего, просто окликнул..." – вспоминала Зоя Кузнецова

Летом 1960 года Алик всерьез увлекся темой тунгусского феномена и, пока позволяла погода, был в тайге, близ Ванавары, занимаясь радиохимическим исследованиям местности.

А через год, отправляясь в последний день июля в следующую (и оказавшуюся для него последней) экспедицию к месту падения Тунгусского метеорита, Алик Тульский погиб на Красноярских столбах.

У группы исследователей выдался свободный денек перед отъездом в Ванавару, и они решили сделать восхождение на Столбы. Никто так до конца и не понял, что же произошло: все шли по карнизу, Алик был замыкающим и сорвался с высоты 20 метров. Как это произошло, не видел никто, и чудовищная простота этой смерти, завершившей жизнь яркого и замечательного человека, ошеломила всех. 

Хоронили Алика в Новосибирске, на кладбище в Нижней Ельцовке. Плакали все.

"Великий лыжник"

Позже, к концу 60-х, в Академгородке появилась лыжная база – сейчас ее одноэтажное деревянное здание догнивает справа от дороги в деревню Ключи. Когда ее построили, ни у кого не возникло сомнений, в честь кого ее назвать – в честь Алика Тульского.

И не столько потому, что он был "великим лыжником" – лыжи любил, красоту зимнего леса боготворил, но между тем на соревнованиях не был "непобедимым лидером", хотя чаще всего входил в тройку сильнейших.

"Он не был фанатом лыж, ему многое было интересно – мечтал о парусном спорте, ведь тогда еще флота СО РАН не было, бегал, играл в футбол..." – вспоминают друзья Алика.

Но базу назвали его именем: слишком тяжела была эта утрата, и хотелось думать о нем как о живом, ускоряя лыжный бег в заснеженном красивейшем лесу...

В коллаже использовано фото с сайта Photosight.ru

Фото здания лыжной базы с сайта Тимыч.ру

Тася Гончарова,

специально для Academ.info

Постоянный URL: http://academ.info/news/10639