Распечатать
26 июня 2009, 12:00 NB: Спутник Бердского острога

Деревня Речкуновка – одна из немногих, что может похвалиться "долгожительством". Появившись почти одновременно с Бердским острогом, она двести лет росла, меняла название, переходила в разные ведомства, а во время затопления нашла приют на дне водохранилища, оставив от себя станцию-тезку и небольшую улицу переселенцев вдоль железной дороги.

Два названия

До двадцатого века деревня Речкуновка называлась иначе: Речкунова. По фамилии первого жителя. В то время большинство деревень Новосибирского Приобья называли по фамилиям жителей, реже – по названиям рек или приметным местам.

Историк Андрей Аборкин говорит, что Речкуновы – это фамилия сибирских старожилов. К сожалению, в списках первых бердских поселенцев эта фамилия пока не найдена: архивы труднодоступны, да и сибирская генеалогия пока не очень хорошо изучена. Поэтому точно сказать, кем был первый житель Речкуновой, – сложно.

Свое название на современное Речкуновка деревня сменила в начале двадцатого века, когда на ее территорию приехали "столыпинские" переселенцы. В основной массе это были люди из южной России, для которых окончание "-ка" было привычней.


Спутник Бердского острога

"Подавляющее число жителей Бердского ведомства уже в 1719 году обитало вне острога: в деревнях Речкуновой, Сорокиной, Шадриной и т. д.", – говорится в книге сибиреведа Н.А. Миненко "По старому московскому тракту".

К 1719 году Речкунова стоит на берегу реки Бердь, рядом с острогом, активно обживается. Правда, и Речкунова, и другие 25 "околобердских" деревень, совсем маленькие, по три-пять дворов.

Откуда приехали именно жители Речкунова в архивных документах не найти, но Речкунова и Бердский острог стояли рядом, и вряд ли в Речкунова приезжали с других территорий. Население же Бердского острога – выходцы из Чаусского ведомства и деревень Тарского уезда, бежавшие крестьяне и разночинцы с соседней территории, расположенной к северо-западу, колонисты из Зырянского края и Пермской земли – обрусевшие финно-угры. Плюс отставное служилое население: те, кто был занят строительством острога и захотел остаться. Этот "портрет жителей" можно применить и к речкуновцам.

Деревню Речкунова регистрируют и в переписи 80-х годов 18 века. Конкретное количество жителей не указывают, но известно, что в этот период население в Бердском ведомстве увеличивается, появляются новые деревни.

Но в конце 80-х годов 18 века пересмотрели административное деление Новосибирского Приобья и ввели более мелкие территориальные границы. Оказалось, что по документам в ведомстве Бердского острога (именовавшегося отныне Бердской слободой) среди оставшихся 22 деревень Речкунова нет. Она не числится и в других ведомствах. Что это – слияние двух деревень, или Речкунову просто упустили из виду – не понятно. Скорее всего, деревня осталась прикрепленной к Бердской слободе, но как самостоятельная не выделялась – была для этого слишком мелкой.


В трудах на благо Кабинета Его Императорского Величества

Основная деятельность речкуновцев: сельское хозяйство и частный извоз: хорошие лошади были гарантированным заработком.

Кроме того, после перехода многочисленных демидовских заводов в ведение Кабинета Его Императорского Величества к заводам постепенно приписывается все русское сельское население нынешней Новосибирской области. Приписных крестьян привлекали не только к обслуживанию действующих предприятий, но и к разведыванию земных недр, устройству новых рудников и заводов. К примеру, в этот момент открываются Новониколаевское и Таловское месторождение медной руды.

Конечно, среди рабочих есть и речкуновцы. Но где конкретно они работали, сказать невозможно: на предприятиях не вели список, кто из какой деревни приписан.


Жизнь под новым именем

О жизни Речкуновой в 19 веке в архивных документах ничего не сказано: чего-то архиважного не случается. В двадцатом веке уклад жизни уже Речкуновки меняется: ее история расписана по годам. Деревню тянут из одного ведомства в другое.

В 1911 год она находится в ведомстве Бердского района. В деревне 80 дворов, 235 жителей (138 женского пола и 137 мужского), хлебозапасный магазин и 2 мелочные лавки.

К 1926 году (по данным переписи) происходит заметный рост. В деревне уже больше 100 хозяйств. Среди населения большинство – русские. Статус деревни растет, появилась школа и сельсовет. Деревня относится к Бердскому району, а в 1928 подчиняется уже Морозовскому сельсовету Искитимского района.

В 1951 году из Морозовского сельсовета переходит в состав Нижне-Ельцовского сельсовета Новосибирского района.

В 1957 г. расширяется городская черта Новосибирска: в том числе и за счет Речкуновки, включенной в состав Нижне-Ельцовского сельсовета.

До 1958 года Речкуновка дожить не успевает, попадает в зону затопления – это последнее значимое событие в жизни деревни. В проекте переселения 219 жителей: 165 колхозников, 17 рабочих и 1 служащий. Часть старой Речкуновки превратилась в "дно морское", а часть – в территорию Речкуновской зоны отдыха.

Жителей затопленной Речкуновки "переселили" недалеко. Место под строительство дали на месте нынешней улицы Линейная 1-я, вдоль железнодорожного полотна, а часть домов разместили на территории Нового поселка. К сожалению, никого из взрослых в то время жителей переселенной Речкуновки на этом свете уже нет.


Деревня Речкуновка и улица Речкуновская

Улица Речкуновская, что находится за клиникой Мешалкина, натолкнула на предположение: может быть, жители затопленной Речкуновки переехали сюда и назвали улицу в честь своей деревни? Может быть, именно здесь живут бывшие речкуновцы? Но версия не подтвердилась. И 16 домов (именно столько на этой улице частных домов) не вместят всех переселенцев, и рассказы старожилов опровергают догадки. У деревни и улицы разные истории.

Любовь Александровна Коновалова, самая пожилая жительница улицы, живет на Речкуновской с 1958. Историю улицы ей рассказывала свекровь Федора Гавриловна. Свекровь эвакуировалась сюда во время войны из европейской части России.

"Во время войны этот закоулок занимали строительные батальоны, – рассказывает Любовь Александровна. – Здесь у них был барак, баня, конюшня. Чем занимались? Вырубали негодный лес, делали "дранку". Там дальше было болото, был торф. С ним что-то делали. Из поросли делали метлы. Все это поставляли по месту назначения. Федора Гавриловна сама, наравне с мужиками, пилила лес… Кто уехал после войны, а кто-то здесь остался. Тогда это была территория бердского лесничества. С разрешения лесничества те, кто остался, построили дома. Как они эти дома построили, так все и стоит. Сюда никого больше не переселяли. С появлением Советского района выдали документы на дома. Улица стала называться Речкуновской. Но вот почему такое название – не знаю. Иногда с улицей и деревней происходила путаница. Кто-то нашу улицу называл Речкуновка, и по ошибке искали здесь деревню. Кто-то знал, что это разные места".

***

Сегодня Речкуновка – это станция, автобусная остановка, разрушенный санаторий и жители. Те, что своей деревней надолго закрепили в Советском районе ныне пропавшее на карте историческое название. И те, что живут сегодня вдоль железной дороги, не могут в подробностях рассказать об истории деревни, но с уверенностью заявляют: "Да, это и есть Речкуновка. Другой нет".

Картинка – maps.google.com

Екатерина Унгур
Постоянный URL: http://academ.info/news/11249