Распечатать
29 марта 2011, 12:38 Литасовы: Японцы не обязаны любить русских

Землетрясение в Японии коснулось и россиян. Одни на восточных рубежах России скупают йод и йодсодержащие лекарства. Другие беспокоятся о соотечественниках, которые оказались в зоне ЧП. Так получилось, что в зоне катаклизма оказались и наши сотрудники из СО РАН. Не мудрствуя лукаво, я решил сделать интервью с братьями Литасовыми – Юрием и Константином. Костя, с которым я играл в футбол в университете, находился в Японии в момент землетрясения, а Юра (с ним играл в пинг-понг) был до того.

— Костя, было страшно? Если да, то почему именно?

— Константин Литасов (К.Л.): Могу сказать только за себя. Страшно не было, организм мобилизуется и мгновенно настраивается на выживание. В принципе это состояние можно назвать страхом, но больше подходит – мобилизация в состоянии стресса. Единственное – никак не могу научиться сидеть под столом во время землетрясения, вот это для меня кажется действительно страшным. Хотя умом понимаю, что по технике безопасности следует сидеть под крепким столом. Если бы был в более тяжелом районе, не дай бог, например, вблизи зоны цунами, то было бы страшно. Было тяжело смотреть на результаты цунами, все-таки японцы за долгое время стали почти родными, в общем, слезы лились как при потере близких. Поддерживаем связь с японцами в Сэндае и продолжаем вместе с ними следить за ситуацией на Фукусимской АЭС.

— Юра, а тебе тоже было страшно? Ты перепугался за брата или за всех японцев и за всю страну восходящего солнца?

— Юрий Литасов (Ю.Л.): Вообще в слове «перепугался» кроется журналистский подвох. Скорее, был обеспокоен, и не только за брата. Но в течение дня получил информацию, что все наши живы, и это уже было хорошо до тех пор, пока не начала поступать информация о цунами и АЭС. Сам знаешь, что в новостях трудно найти рациональное зерно, да и корреспонденты часто не блистают знаниями. Чего стоит только эта чехарда с миллизивертами и микрозивертами! Что касается японцев, их просто по-человечески жалко, и хотя среди моих знакомых погибших нет, это все равно мощный удар и по качеству жизни японцев, и по их экономике. Я посмотрел карту разрушений: Япония потеряла 20% сельхозугодий, и еще неизвестно, сколько заражено радиацией. Для 120-миллионного народа это очень много. И как теперь отстраивать инфраструктуру, если по разрушенной территории проходили основные транспортные потоки? Кстати, трагедия еще не закончилась. Смотри новости про АЭС.

— Костя, вот Жириновский и Медведев предложили японцам переселиться в Россию. Несмотря на абсурдность предложения (сдача в аренду другому государству своей территории), японцы могут прижиться в России?

— К.Л.: В том состоянии морального разрушения, в котором находится Россия, японцы могли бы облагородить нашу страну. Так как уровень культуры, образованности и гражданской ответственности на порядки выше – как на другой планете. Японцы рассматривают Россию как возможное место переселения в последнюю очередь. Большинство будут рады переселиться в Америку, но лишь бы не в Россию (то же самое – не в Китай и не в Корею). Хотя, если бы они переселились в Россию, им было бы комфортнее, чем в Америке, так как, несмотря на средневековый капитализм, в нашей стране еще не до конца вытравлено сочувствие к чужой беде и сострадание к ближнему.

— Юрий, что из японской культуры ты хотел бы перенести в российскую?

— Ю.Л.: Из японской культуры в русскую переносить что-либо нелепо, это две разные истории. Понять японскую культуру, оценить, полюбить ее можно, копировать – бесполезно. Это трудолюбивый и терпеливый народ, привыкший переносить постоянные удары стихий. Имеет значение всё – и как уложен камень в садике, и в какую сторону наклонена ветка дерева. Готовы ли русские, скажем, точить нож в течение суток, добиваясь идеально острого лезвия кухонного ножа, или учиться каллиграфии десятки лет? Тщательность и добросовестность во всем – мы это осилим?

— Константин, вы с братом геологи, изучаете науки о Земле. С твоей точки зрения, люди могут управлять стихией? Или стихия не подвластна никому и ничему?

— Ю.Л.: При современном развитии науки и техники управлять стихиями (какими кстати?) невозможно. Достаточно одного пропущенного астероида, и человек может исчезнуть как вид. Достаточно одного крупного извержения вулкана, каких на памяти человечества еще не было, и половина народа вымрет от голода. О каком управлении стихиями ты говоришь, о разгоне туч над Москвой? Хорошо, в одном месте разгонят, в другом получат по шее. О тектоническом оружии? А что это такое, не станет ли хуже всей планете, если это вообще возможно? Предсказание землетрясений – в зачаточном состоянии, хотя ученые в этом направлении работают. Тайфуны и ураганы предсказывают, а что толку? Новому Орлеану это не помогло. Со стихиями не бороться надо, а уживаться – предсказывать, предупреждать, минимизировать ущерб, искать новые способы защиты.

— К.Л.: Человек по сравнению с силами природы останется всегда букашкой. Как правильно отметил брат, небольшое нарушение целостности магнитного поля, озонового слоя, падение космического объекта легко перечеркнет человека как вид. Вопрос более глубокий – как поддерживается хрупкое равновесие планеты Земля и почему человеку позволено грубо вторгаться в это равновесие? Земля – живой организм, это понимание неизбежно приходит, в особенности, если изучаешь науки о Земле и космологию. Те геологи, которые не согласны с этой точкой зрения, на мой взгляд, ничего не стоят. Нарушение гармоничного отношения землян к планете приведет и уже приводит к плачевным последствиям. Предсказание землетрясения за 1 день до события – это необходимый уровень для избежания большого количества жертв. Пока ученым этот уровень недоступен.

— Юрий, чем, по-твоему, отличается организация науки в Японии от России?

— Ю.Л.: Повторюсь, тщательность и добросовестность во всем. Если получаешь грант, то тратишь его не на себя любимого, а на науку – приборы, расходные материалы, научные поездки и др. На жизнь довольствуйся зарплатой. Достойной зарплатой. Логистические схемы отлажены идеально. Если мне понадобился ящик пробирок, он будет у меня в течение нескольких дней, даже с другого конца планеты. Отчетность. Я де-факто сообщаю, что и как потратил, и никто не заставит меня расписывать все «по статьям расходов». В России это отнимает массу времени, и процент идиотизма в финансировании российской науки постоянно растет. Дальше делай выводы сам.

— Действительно ли японцы такие организованные роботы без чувств, что действуют по определенной программе в любой ситуации?

— Ю.Л.: Чушь собачья! Действовать согласно установленным правилам и традициям – это не значит быть «роботом» и не иметь чувств. Да, они более сдержанны в эмоциональной сфере, но это не повод считать, что она отсутствует. Если непонятно, обратись к японской культуре – фильмам Такеси Китано, стихам Исикавы Такубоку, книгам Акутагавы.

— К.Л.: Полностью согласен с братом. Японцы – не роботы, они способны на сильные чувства, но часто переживают их внутри себя. Стараются не показывать свои проблемы на людях. Следование инструкциям и правилам – простая жизненная необходимость. Их тотальное следование правилам иногда раздражает. Но в критической ситуации – например, землетрясение, тайфун (от серии тайфунов на юге Японии ежегодно гибнет довольно много людей) – это является ключом к спасению как можно большего количества людей.

— Почему вы оба хотите вернуться на работу в Японию? Потому что там больше платят? Или там условия лучше?

— Ю.Л.: Ну, во-первых, сейчас японцам не до нас. Во-вторых – смотри выше. Отдача от твоего труда при хорошем и своевременном обеспечении будет намного лучше. В-третьих, вопрос оплаты не стоит на первом месте, хотя, согласись, это немаловажный фактор – знать, что у тебя прикрыт тыл, и ты можешь спокойно заниматься своим делом, не сажать по весне картошку, не чинить дома краны, не лежать в гараже под авто. Каждый должен делать СВОЁ дело.

— К.Л.: Заниматься наукой в Японии действительно пока лучше и с точки зрения современной техники, и с точки зрения оплаты труда, и с точки зрения высокого положения и уважения ученых в обществе. Я заметил, что, несмотря на мировые кризисы, ведущие державы в разы увеличивают финансирование именно фундаментальных (не прикладных) исследований. У нашего российского руководства, на мой взгляд, даже в голове не содержится важность фундаментальных исследований законов природы. В Японии и Америке финансовая поддержка фундаментальных исследований на порядки превышает бюджет РАН. Их правительства понимают долговременное и стратегическое значение этих исследований, так как наиболее крупные и прорывные научные и технические открытия совершаются именно там, в области фундаментальных исследований.

— Есть будущее у российской науки или нет?

— Ю.Л.: Будущее есть у всех наук, вопрос – какое. Дайте нам еще пару Фурсенко на образование, и о науке можно забыть. Кто ее будет двигать вперед и вверх, если уже сейчас в вузы приходят «ЕГЭ-нутые»? Это хорошие, добрые мальчики и девочки со скудным кругозором и потухшими глазами. Я буду преподавать до тех пор, пока у меня в аудитории еще будет оставаться хотя бы пара горящих глаз. За это стоит бороться.

— К.Л.: Этот вопрос тяжелый, и его очень больно обсуждать. Я всегда верю в светлое будущее. Радует то, что все еще есть молодежь, которая интересуется наукой, и эти молодые люди готовы многим жертвовать ради нее.

— Специальный вопрос к Косте Литасову – ты ходил на матчи японского чемпионата по футболу? Если ходил или смотрел, то понравилось?

— К.Л.: На матчах не был, но по телевизору футбол смотреть приятно, в основном привлекает мягкий стиль игры, когда жесткие стыки караются арбитрами, это повышает и технику, и красоту игры. Тот самый мягкий стиль игры оценил и сам, когда лет 5-10 назад играл в команде университета Тохоку (Сэндай), можно было от души показывать свою технику и не бояться, что тебя скосит сзади какой-нибудь костолом с деревянными ногами. У японцев сильные проблемы с реализацией моментов, забивают один из десяти. Хотя... у кого таких проблем нет? Только, разве что, у Лео Месси и компании. Вежливость японцев проявляется и в футболе. После игры Япония – Россия в 2002 г. (1:0), японец, с которым мы смотрели матч, встал, поклонился и извинился за то, что Япония победила...

— Любят ли японцы русских, и как вы относитесь к проблеме северных территорий?

— Ю.Л.: Японцы не обязаны любить или не любить русских, как и мы не обязаны любить японцев. Это вопрос такта и уважения к чужой культуре. В настоящее время отношение японцев к иностранцам, в том числе и русским, очень доброжелательное, даже несмотря на хамство русских вдоль западного побережья Японии, где уже многие японцы владеют русским языком, потому что им это важно для бизнеса. Что касается северных территорий, несмотря на активную пропаганду чиновников, большинству японцев эти острова по барабану. Жить там все равно японцы не будут, а вот крупнейшая крабовая банка мира может пригодиться. Да что там говорить, если Хоккайдо стоит почти пустой? 67 человек на квадратный километр, остров находится по широте южнее Парижа, но приравнен к районам «крайнего севера», где год службы идет за два. А на Курилах год шел бы за три или пять? Возврат территорий – дело принципа, вот пусть политики и грызутся. Это не мешает русским с Кунашира плавать в Нэмуро за картошкой и одежкой.

— К.Л.: Согласен, вопрос политический. Японцам самим острова толком не нужны. Зато каждой последующей партии не нужно придумывать программу действий. Все в первую очередь обещают вернуть острова, и часть электората верит. Большинству простых японцев вопрос северных территорий не интересен. Японцы, по большому счету большие националисты и к иностранцам в принципе относятся снисходительно. Впрочем, так же поступают и жители многих других стран. Русских, в целом, не любят (хуже нас только китайцы и корейцы). Скорее всего, это связано с поведением наших моряков в японских портах и с американской пропагандой. Парадоксально, но необычайно доброжелательно к русским относятся старички, которые побывали в плену после войны. А к русской культуре японцы относятся с огромным уважением и почтением. Японцы, особенно пожилые, до сих пор не любят американцев по вполне понятным причинам и передают эту нелюбовь потомкам.

P.S. Я приношу свои извинения за то, что в один из текстов про Японию попала переписка между К. Литасовым и В. Мальковцом по скайпу. Информация была предоставлена в личной переписке с Ю. Литасовым. Ни с моей, ни с его стороны разрешения Кости или Владимира испрошено не было. Несмотря на то, что текст не содержит никаких личных подробностей, мы с Ю. Литасовым приносим глубочайшие извинения за вторжение в личную переписку.

На верхнем фото – Юрий (слева) и Константин Литасовы, фото из личного архива

Ерлан Байжанов
Постоянный URL: http://academ.info/news/16642