Распечатать
25 января 2012, 13:43 Из жизни собачьей: репортаж из приюта Академгородка

Год назад в Академгородке сгорел приют для бездомных собак; в пожаре погибло 23 питомца. Здание восстановили, построили даже лучше – с удобными теплыми вольерами для больных собак и щенков… Трагедия потихоньку забывается, страдать некогда – приют переполнен, а работников, как всегда, не хватает. Корреспонденты Academ.info побывали в «собачьем доме», чтобы посмотреть, как живут 160 питомцев приюта, познакомиться с героиней-директором Галиной Клебче и пообщаться с волонтерами.


Большинство собак в приют подбрасывают, щенков не жалеют даже зимой – оставляют у дерева, не задумываясь о своей ответственности за их жизнь. Сейчас приют переполнен: вместо сотни «комфортно проживающих» собак здесь обитает 160 (до пожара было 95).

Адрес приюта засекречен, и добраться до него совсем непросто. Однако люди все равно узнают о его местоположении и подбрасывают щенков. Мы же, подъезжая к приюту, понимаем, что попали правильно, по оглушительному собачьему лаю. Нас встречает директор Галина Ильинична и тотчас убегает с животными, оставив общение с журналистами на долю волонтеров: сложно быть и руководителем, и работником одновременно.

Наша экскурсовод Таня Мельникова, первокурсница юрфака НГУ, работает волонтером уже третий год. История ее появления в приюте простая: «втянулась» после первого же пристроенного пса. Таня знает каждую собаку по имени, а также ее судьбу. Вот и сейчас смелая девушка, удерживая пса Рекса, рассказывает про него: «Он был подобран прошлой зимой на автостоянке. Предположительно его сбила машина, что с ним на самом деле произошло, никто не знает».

«У него была переломана лапа в нескольких местах и неправильно срасталась. Рекс практически первый пес за Уралом, которому была проведена такая операция и поставлен аппарат Илизарова на лапу. Дальше был сложный и долгий реабилитационный период в квартире одного из волонтеров. Каждые четыре часа надо было подкручивать гайки на этом аппарате. Сейчас у него «новая лапа». Он добрый и ласковый, ему тяжело в будке, на цепи, он компаньон больше, чем охранник».

Площадь приюта – около 900 квадратных метров, на которых располагаются уличные вольеры для взрослых собак, теплый – для щенков, а также больных и короткошерстных, вагончик для волонтеров, кухня, «ветеринарка», склад старых теплых одеял и матрасов.

На территории приюта собаки безбоязненно гуляют, правда, облаивают корреспондентов и волонтеров «с ног до головы» – не со зла, а от радости, что им уделили внимание. Из-за большого количества животных волонтеры не успевают гулять со всеми собаками. Постоянных волонтеров сейчас пять, они приезжают, в основном, на выходных – в будние дни, к сожалению, не до любимых собачек: у каждого учеба, работа, личные дела.

В обязанности волонтеров входят прогулки с собаками, «вычесывание», размещение объявлений в сети, газетах, на доске объявлений, социализация диких собак. Ухаживают, кормят и убирают за животными работники (смена – минимум 4 человека в день).

Таня Мельникова рассказывает, что восстановительные работы еще ведутся. «Мы не устаем выражать свою благодарность тем людям, которые откликнулись после пожара. Тогда собралась половина Новосибирска: приезжали, помогали кто чем может – кормом, деньгами, материалами. Сейчас очень нужна помощь волонтеров-мужчин с сильными руками», – говорит она.

Несмотря на бодрость духа волонтеров, экскурсия все равно получается грустной, особенно по вольеру с больными собаками. У животных в глазах столько боли и печали, что мы сами готовы заплакать.

Степе осталось жить не больше года: у него нашли раковую опухоль во рту, прооперировали, но жизнь пса удалось продлить ненамного.

Самая грустная собака лежит на диване рядом с работником Славой. Слава курит, а собака с красной волчанкой неподвижна, кажется, что она плачет…Волонтеры с болью говорят, что ей тоже долго не прожить.

Некоторые собаки выздоравливают, и тогда их все же отдают новым хозяевам. Даже в клетке им стараются создать домашнюю атмосферу, чтобы не было одиноко и холодно на бетонном полу – стелют матрасы, ставят кровати и кресла, по старой традиции.

В этом же помещении, пока не успели поставить перегородку, располагается кухня. Самый лакомый кусочек, похоже, достанется Феле – домашней собаке директора Галины Ильиничны.

Нам наконец-то удается поймать директора, которая готовит обед для всех собак одна, потому что помощница заболела. В рационе животных каша, мясо, сухой корм. Вся еда покупается за счет частных пожертвований. Спонсора, с сожалением отмечает Галина Клебче, нет. «Наверное, не умеем мы этого пока – привлекать богатых людей. Но и так все время кто-нибудь привозит корм, деньги, игрушки, поводки, мебель. Не устаем выражать благодарность и бизнесмену из Новосибирска Дмитрию Башмакову, который пожертвовал больше миллиона рублей на ремонт приюта после пожара, и людям, собравшим около двух миллионов».

Галина Ильинична, похоже, очень благодарна всем людям, которые хотя бы как-то помогают приюту. Когда они проходят мимо нее, она рассказывает о том, какой хороший этот человек и как прекрасно он заботится о собаках. Сама директор проводит здесь по 12 часов.

Пятиклассник из 168 школы, 12-летний Кирилл уже в пятый раз в приюте. «Мама с братом съездили – присмотрели собаку. А теперь я здесь ухаживаю за бездомными животными, угощаю, гуляю. Они же все откуда-то взяты, кто-то из трубы вытащен, кто-то из-под машины. Мой любимый щенок – Батя. Он игривый, задиристый, любит гавкать, варежку стаскивает. Не кусается, маленький еще».

Щенков в приюте действительно очень много. Как отмечает директор, «не скрывай мы адреса, обнаруживали бы каждый день под каждым деревом по несколько малышей».

Кажется, наш водитель Ольга присмотрела себе рыжую красавицу. Вообще пристраивать собак – непростая задача. В среднем, за неделю получается отдать только одно животное.

На территории приюта собаки повсюду, даже в комнате для отдыха. Как правило, это «блатные» животные – домашние питомцы волонтеров. Да и у самих ребят только и разговоров, что о псах. Например, сейчас они обсуждают то, как определять возраст животного по степени источенности зубов и историю с социализацией собаки, привезенной в мешке, а теперь чинно восседающей на диване.

Сейчас жизнь в приюте по-хорошему беспокойная – хотя никто ничего не успевает, собаки не мерзнут и не голодают. Да и со стороны СО РАН больше нет претензий по поводу земли, на которой расположен приют. «У нас пакт о мирном сосуществовании», – говорят собачники.

Когда спрашиваешь волонтеров, что их заставляет проводить все выходные в приюте, они, как правило, не могут четко ответить. Говорят, что им такое времяпровождение очень нравится. Но это мало похоже на обычное хобби, скорее, уже образ жизни – помогать нуждающимся.

После того, как в пожаре погибла 15-летняя собака Доча, новым символом приюта стал старый Джек, знаменитый тем, что не покидал дом даже на его обуглившихся досках. Волонтеры рассказывают, что Джек мог тоже сгореть, но все равно никуда не уходил, хотя его пытались забрать. Такие вот они, собаки.

Постоянный URL: http://academ.info/news/19500