Распечатать
14 июня 2012, 10:39 Михаил Лаврентьев: «Университетскому образованию нужны стандарты третьего поколения»

Новосибирский государственный университет в ожидании нового ректора. Сайт Academ.info публикует интервью с кандидатами на пост руководителя ведущего сибирского вуза, и первый на очереди – внук Михаила Лаврентьева, Михаил Михайлович Лаврентьев, проректор НГУ по информатизации, доктор физико-математических наук.

— Михаил Михайлович, сейчас многие с воодушевлением смотрят на то, что внук основателя Академгородка баллотируется на пост ректора НГУ. Это некий символический акт или самостоятельный карьерный шаг?

Конечно, это самостоятельный шаг. Факультет информационных технологий выдвинул меня, и теперь я стремлюсь оправдать это доверие. Фамилия иногда помогает, иногда мешает. Я в университете работаю с 1979 года – это достаточно долгий срок для того, чтобы можно было сделать выводы о моей работе, и я надеюсь, что если меня изберут, я принесу пользу университету.

Вообще, сложно ли быть внуком такого известного человека?

И сложно, и легко. Сложно в том, что и сам, и другие сравнивают тебя с основателем рода. Когда дед настолько многогранная, сильная личность, конечно, очень тяжело. И мой отец многого достиг –  он является создателем школы по обратным некорректным задачам.  С другой стороны, легко в том, что люди сразу готовы иметь дело, то есть не надо доказывать, что у тебя серьезные намерения – это как-то подразумевается.

Что на сегодня можно считать достижениями университета?

Про достижения говорить всегда приятно – прежде всего, уже построено два общежития, второе мы вот-вот сдадим в эксплуатацию, и теперь студенты могут жить в комфортных условиях. Началось строительство главного корпуса, потому что площадей нам катастрофически не хватает. Наверное, это единственный классический университет, где студенты занимаются в три смены.

Какие проблемы необходимо решать?

Прежде всего, учебный процесс – мы должны быстро перейти на стандарты третьего поколения. Это большая, важная работа, к сожалению, многие наши преподаватели пока этим не прониклись. Их понять можно, но без этого мы не сможем развиваться. Следующая проблема – качество набора. Школа сейчас работает не совсем хорошо и надо, во-первых, менять учебные программы, а во-вторых, лучше готовить абитуриентов, чтобы лучшие к нам шли и были более подготовлены. И, наконец, участие в больших проектах и грантах накладывает требование по софинансированию и выполнению обязательств, которые взял на себя университет. Вот три группы первоочередных задач.

Поясните свою мысль об изменениях в учебном процессе.

Мы живем уже в двадцать первом веке, однако большинство занятий ведется с помощью доски, мела и тряпки, надо больше и активнее внедрять новые технологии. Это требует перестройки учебного материала,  но это надо делать, без этого нам не занять достойного места в мировых рейтингах. Не так давно Владимир Путин поставил задачу  - чтобы пять российских вузов входили в число ста лучших высших учебных заведений мира. Я считаю, что наш университет достоин быть в этом престижном мировом рейтинге. Как занять эту строчку – вот сложная задача, потому что никто не подвинется, не снизит обороты и не пропустит нас. Значит, нам необходимо расти.

Известно, что в НГУ преподавателям платят достаточно скромные зарплаты. Что Вы планируете сделать для решения этого вопроса?

Надо добиваться в министерстве адекватного базового финансирования. Мы финансируемся примерно в 2,5 раза хуже, чем ведущие московские и некоторые из сибирских вузов. Эта диспропорция, конечно, неприятна, с ней надо бороться. Ну и второе – больше участвовать в грантах,  чтобы люди своей научной работой могли зарабатывать.

Вы стояли у истоков нового, непрофильного для университета факультета – ФИТа. Как вы относитесь к появлению новых факультетов, и какие направления образования откроются, может быть, с Вашим приходом на пост ректора?

По вопросу создания новых факультетов у нас были большие дискуссии, но сейчас, когда ребенок родился, обсуждать, правильно это было или нет, уже поздно. Большинство новых факультетов нашли себя. Я считаю, что факультет журналистики нам, безусловно, нужен – все еще оставляет желать лучшего освещение в прессе научных достижений наших ученых и сотрудников. Юридический факультет также необходим – у нас катастрофически важна юридическая грамотность, например, в вопросах оформления интеллектуальной собственности. Новый факультет, если и будет создаваться, то по мере возникновения необходимости. Сейчас активно изучается вопрос об объединении НГУ и НГАХА. Мы будем обсуждать это на ученом совете, советоваться с коллективом, и это не будет какое-то волевое решение. Создание нового факультета – это не желание ректора, это ответ на вызов современного общества.

— Поговорим о благоустройстве территории университетского городка. Что планируете сделать в этой сфере?

— К сожалению, на сегодняшний день пока не достигнуто полное взаимопонимание с муниципальными властями. Например, улица Ляпунова, проходящая перед лабораторным корпусом и новыми общежитиями, с точки зрения мэрии – внутриуниверситетская территория. И надо бы там  сделать освещение,  нормальные дорожки, чтобы кампус был удобным. Кроме того, мы подавали проект о создании безопасного кампуса, чтобы установить телекамеры для безопасности студентов. Проблема упирается в недостаток средств. Но мы будем усиливать эту работу, будем убеждать как местные власти, так и федеральные – это необходимо для настоящего университета мирового класса.
— В последнее время остро встал вопрос парковочных площадок в университетском городке. Как планируете решить эту проблему?

— Здесь уже работа ведется, за университетом расчищена большая площадка под парковку. Правда, пока мы не можем ее открыть для автомобилей, поскольку  есть обременения по строительству главного корпуса: в скором времени там будет раскопана большая траншея для строительства коллектора. Перспективная парковка запланирована около нового корпуса – она будет располагаться ближе к лесничеству. Увы, проблема с парковками острая везде – Академгородок не был рассчитан на такое количество машин, как и все другие города России. Можно уходить под землю, но это очень дорого, у нас просто нет таких средств.

— Некоторое время существовала не очень корректная ситуация с оплатой за проживание студентов в общежитии. Обучающиеся на бюджетной основе платили одну сумму, на платной – другую…

—  Сейчас все студенты платят одинаково, но ситуация в целом не вполне правильная. Наши законы устанавливают предельный размер оплаты за общежитие в зависимости от стипендии. Стипендии у студентов низкие, поэтому та плата, которую мы взимаем с бюджетных студентов, не покрывает эксплуатационных расходов. Поэтому мы пытались решить эту проблему за счет того, что платные студенты оплачивали фактически работы по обслуживанию общежития. Я считаю, что самое правильное решение вопроса – раз это вуз государственный, – чтобы министерство финансировало элементарные расходы – уборка мусора, оплата тепла, электричества и т.д. И тогда для студентов, раз они учатся за счет бюджета, плата должна быть минимальна. По-хорошему, если на это есть фонды, те, кто сами оплачивает свое образование, должны платить столько же. Но пока экономика этого не выдерживает.

— Как сегодня ведется финансирование главной стройки университета? Скоро ли нам ожидать открытия главного корпуса?

— К сожалению, финансирование задерживается очень сильно. В связи с кризисом, эта программа была заморожена, сейчас она восстановилась, но движется не так быстро, как хотелось бы. Конечно, сейчас, когда построен фундамент, хочется побыстрее «набрать» этажи и потом уже приступать к отделке.  Мы ставили этот вопрос на всех уровнях, все говорят, что это нужно, но видимых изменений пока нет. Когда приезжал Путин, этот вопрос поднимался и с ним, реакция была положительна, но результата мы пока не видим.

—  Что Вы сделаете в первую очередь, если будете избраны на пост ректора?

—  Когда приходит новый ректор,  первое – это вопрос команды, которая с ним работает. Команда всегда меняется, вопрос – насколько. Университетом  невозможно управлять в одиночку, нужно создать сильную команду, которая должна болеть за университет, и с другой стороны – знать его проблемы, работать над ними.

— Если Вам не удастся занять кресло ректора, Вы останетесь в структуре университета?

—  Я хочу работать в университете, и так случилось, что в эти выборы мы не представляем какие-то принципиально разные команды, у нас у всех хорошие отношения. Когда я принял решение баллотироваться, я сходил к Владимиру Александровичу и сказал, что буду выдвигаться – он сказал – конечно, это твое право, это святое дело. Я уже проработал больше года в качестве проректора с профессором Собяниным, и если он будет избран на новый срок, конечно, я буду работать, если он мне предложит. И с Михаилом Петровичем Федоруком мы тоже взаимодействуем. Так получилось – он выпускник физического факультета, но работает на Мехмате, я выпускник мехмата – работаю на ФИТе, мы в прекрасных отношениях, и у нас нет противоречий. Если победит Михаил Петрович, и предложит мне оставаться проректором – я тоже соглашусь.

— В одном из пунктов Вашей программы Вы говорите о возрождении полемичности газеты «Университетская жизнь». Расскажите подробнее об этом.

— «УЖ», к сожалению, сейчас не так интересно читать, я попросил бы сотрудников газеты посмотреть, как это делается в других университетах. Наш университет всегда славился тем, что предлагал что-то новое, что-то острое, что-то спорное, поэтому его основной «вещательный орган» – газета, – должна быть открытой площадкой для обмена мнениями.


Фото пресс-службы НГУ
 

Александра Зайцева
Постоянный URL: http://academ.info/news/20914