Распечатать
09 октября 2012, 14:09 1:0 в пользу церкви

В воскресенье, 7 октября, в трапезной новосибирского Собора святого Александра Невского священнослужители и светская молодежь дискутировали на тему «Взаимоотношение светского государства и Церкви». Служители культа остались более чем довольны встречей: на их фоне светские активисты выглядели менее убедительно.

Целью дискуссии стала попытка начать диалог церковной общественности и представителей либеральных кругов. В числе последних оказались гражданский активист Стас Захаркин, известный пикетами в защиту Pussy Riot и кинотеатра «Синема», Леонид Кардапольцев и другие. В качестве основных спикеров со стороны РПЦ выступали Артемий Сильвестров, руководитель Православного молодежного миссионерского центра при Новосибирской митрополии, и Иоанн Реморов, проректор по учебной работе Новосибирской духовной семинарии, кандидат филологических наук.

Первое неслучайное знакомство произошло на одном из пикетов в защиту Pussy Riot, после чего было принято решение перенести разговор с улицы в помещение. 

В начале встречи Иоанн Реморов в качестве точки отчета предложил основы социальной концепции русской Православной Церкви, которые были приняты в 2000 году. В документе выделено множество пунктов соработничества, а также есть три пункта, по которым РПЦ не может оказывать помощь государству. В число последних попало и участие в политической борьбе (Отмечу, что здесь ситуация несколько изменилась. Теперь священники могут идти в политику, но в исключительных случаях, когда таким образом можно противостоять силам, ведущим борьбу с РПЦ). 

Как бы так вот прямо

Разумеется, «либералы», условно назовем их так, зацепились за политику. Больше документ, заботливо распечатанный отцом Иоанном, не понадобился. Как ехидно прокомментировал один из слушателей дискуссии: «Здесь вчитываться надо, думать…».

«Как вы относитесь к тому, что некоторые политические силы, это просто факт, используют церковную символику, обряды именно в неких таких политических целях. Ну, используют именно в виде некого бренда, т.е. я не знаю, на каких-нибудь своих собраниях используют иконы или…и так далее. Т.е проводят очень тесную связь, именно брендовую, со своей политической линией и православием. Они вот именно так себя позиционируют. Понятно, что нельзя им, как бы, так, вот, прямо это запретить, но как вообще, вот, как, по-вашему, церковь относится к таким вещам?» – именно так звучал вопрос от гражданского активиста Леонида Кардапольцева. К чести священнослужителей, вопрос они выслушали внимательно, с непроницаемыми выражениями лиц. 

Впрочем, не будем придираться. Гражданский активист пояснил, что имел в виду потерю первоначального смысла церковных атрибутов, например, того же поклонного креста, который в таких случаях начинает восприниматься как элемент политпроганды. В ответ Артемий Сильвестров заявил, что не знает серьезных политических сил или политиков, которые используют христианскую символику в подобных целях. Леонид Кардапольцев парировал, что «сам много раз видел». Представители церкви поинтересовались примерами, и эта ветвь дискуссии увяла, не начавшись. 

Впоследствии участники еще не раз поднимали тему политики, например, пытаясь обвинить патриарха Кирилла в оказании поддержки кандидату в президенты. Однако Иоанн Реморов заявил, что владыка всего лишь признал заслуги Владимира Путина и фактически процитировал соответствующее высказывание. «Либералы» ответными примерами не запаслись.

Следующий вопрос поступил от Стаса Захаркина. Он напомнил о случаях, когда группы православных сдирали с айфонов картинку яблока Apple, как символа греха, видели в изображении радуги на молочных продуктах знак ЛГБТ-сообщества, или требовали запретить рок-оперу «Иисус Христос – Суперзвезда». Не считает ли церковь необходимым публично отмежевываться от таких акций, которые порочат ее репутацию?

Примеры были выслушаны священнослужителями с улыбкой, вполне понятной, если учесть, что информация о предложении запретить рок-оперу распространялась фактически одновременно с заявлением Донской митрополии: это частное мнение и авторам следовало бы подписываться своими именами, а не выступать от имени РПЦ.

Гражданские активисты поинтересовались, отлучили ли от церкви таких православных, что еще больше развеселило служителей культа. «Это повод пожурить, поругать, но это же не повод отлучать от церкви, – объяснял Иоанн Реморов. – Церковь старается максимально с понимаем ко всем относиться и находить возможность присутствия в ней каждого человека».

Более того, от лица церкви не может говорить не только отдельный христианин, но даже епископ, а только патриарх и синод. Таким образом, даже то, что говорит отец Всеволод Чаплин, говорится не от лица РПЦ. 

Черный монах в абсолютном христианском пространстве

Не обошлось на встрече и без теории. Так, присутствующего со стороны светской молодежи физика Алексея Киселева интересовало, как будет взаимодействовать церковь с государством в разных случаях. Для этого он предложил священнослужителям рассмотреть четыре модельных ситуации на примере абстрактной страны, где проживает 10%, 40%, 90% и 100% истинных христиан (ходят в церковь, соблюдают посты и т.д.). Последний вариант абсолютно черного монаха при сверхплотной христианской упаковке отец Иоанн отмел, как нереалистичный. Однако физик настаивал, что четвертый вариант и является самым интересным. Уступая напору ученого, священник предложил вариант горы Афон в Греции, где население состоит исключительно из православных, как возможное приближение к теоретической модели, однако с рядом оговорок: приезжающие на гору паломники могут быть разного исповедания и вносят существенную погрешность…

Зал шалел на глазах, и физик пояснил: он исходит из предпосылки, что задача церкви – сделать православными всех вокруг. Отец Иоанн отмел и эту идею как нереалистичную, хотя и желаемую. Также священник отметил, что во всех случаях хотелось бы, чтобы государство адекватно функционировало и не мешало церкви быть собой. И да не будет крайностей в виде цезаре-папизма или папо-цезаризма.  

Гражданские активисты согласились и попытались обсудить вопрос взаимодействия РПЦ с другими религиями. Разглагольствования прервал отец Иоанн, поинтересовавшийся, а есть ли эта проблема в Новосибирской области? «Либералы» тут же признали, что у нас такой проблемы нет, и перескочили на обсуждение отношения церкви к сектантству. Православные и здесь не потерялись, объяснив:

«Действующий список запрещенных сект был принят на международной конференции, в деятельности которой участвовали как представители разных конфессий, так и нерелигиозные организации».

Сами же представители РПЦ, по их собственным словам, работают с жертвами деструктивных сект исключительно по желанию последних и никакой агитационной работы против сектантов не ведут. «Либералы» не стали спорить и жарко принялись обсуждать признание экстремистской литературой книги «Бхагава́д-ги́та как она есть» (перевод индуистского писания «Бхагавад-гита» с комментариями), что вполне понятно: в Сибири в вопросе взаимодействия РПЦ и либеральной молодежи более важной темы не существует. Вспыхнувший спор люди в рясах выиграли легко, объяснив, что на их стороне эксперты, которые специально для желающих могут провести отдельную лекцию. У «либералов» экспертов не оказалось.

Вообще, создалось впечатление, что гражданские активисты пришли на встречу абсолютно не подготовленными и по части аргументации явно проигрывали священнослужителям, бросаясь из темы в тему, едва дело доходило до конкретных примеров. На фоне светской молодежи люди в рясах, как это ни печально, смотрелись выигрышнее: их речь была внятной и не состояла из потока междометий и наречий, ответы обстоятельны, и «либералы» проглатывали их, удовлетворяясь услышанным. Честно говоря, последние тоже не блистали, и тем обиднее выглядел проигрыш «либералов». В целом, среди всех собравшихся выделялся только Иоанн Реморов, удивляющий своей разносторонней образованностью. 

Так, священник согласился, что церковь некомпетентна во многих областях знаний (науке), осудил популярное увлечение научным креацианизмом и отметил, что хотелось бы более корректного знакомства школьников и студентов с нормальной современной наукой, правда, без ее «идеологизации».

По словам Реморова, он сам пытался разобраться в вопросах антропогенеза и понял, что сложно отделить научные факты от аксиом, которые были приняты в эпоху полного отрицания библейской картины мира. От себя, как от человека, получившего классическое биологическое образование, добавлю, что теория антропогенеза – тоже область научного знания, которая не берется с наскока. При желании разобраться в этой теме, читать нужно нормальные статьи, а не сомнительные тексты околонаучного содержания. Иначе получится как у Артемия Сильвестрова, заявившего: «В школе до сих пор преподают биологию в ключе: человек произошел от обезьяны. Это же та теория, которая не имеет никаких научных доказательств, даже теорией не является! Это нарушение конституции РФ, потому что никакая теория не может превалировать в общественном поле сознания…»

Зал встревожено загудел, но тут отец Иоанн быстро свернул дискуссию, предложив поговорить на эту тему в следующий раз. Встреча длилась более трех часов, поднимались разные темы, и в итоге участники разошлись, довольные друг другом, чего нельзя сказать о некоторых слушателях. Заявленный конструктивный диалог напомнил встречу школьников с учителями, а ведь вполне мог быть встречей на равных. Так что 1:0 в пользу РПЦ.

Дина Голубева
Постоянный URL: http://academ.info/news/22084