Распечатать
29 октября 2012, 17:22 Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым

Сегодня, 29 октября, Всесоюзной Ленинской коммунистической организации молодежи исполнилось бы 94 года. Но так получилось, что ВЛКСМ ликвидировался раньше, чем распался Советский Союз. Впрочем, школу комсомола успели пройти миллионы жителей современной России.

Каждый житель страны Советов в обязательном порядке должен был стать в младших классах октябренком, с 4 класса по 7-й пионером, а с 14 лет комсомольцем. В обязательном порядке вступать в КПСС разнарядки не было, так как в партию по идее принимали самых лучших и примерных граждан, а не всех подряд. 

Октябренком и пионером я стал на общих основаниях. Процедуру приема в октябрята – дружные ребята за давностью лет я уже не помню. Пионерами – всем ребятам примерами наш класс стал 19 мая, в День Пионерии. Приняли всех, за исключением Вити Иманбаева, который чем-то проштрафился и в качестве наказания его взяли в пионеры только на следующий день. Витя, как помнится, был сильно огорчен этим, но вида не подавал.

В мои школьные годы у нас был своего рода прикол: за исключением отличников и активистов, все старались встречу с комсомолом отложить на максимально поздний срок. Причин было две. Первая заключалась в том, что с 4 по 6 классы включительно все школьники должны были носить пионерские галстуки, а с 7 класса комсомольцы обязательно должны были подчеркивать свою принадлежность к славной организации значком. Соответственно, непринятые в ВЛКСМ юноши и девушки не носили ни галстука, ни значка, то есть отличались от общей массы. Вторая причина была практичнее – можно было не посещать комсомольские собрания группы и т.д.

По этим причинам и я решил особо не торопиться. Заявление по достижению 14 лет в ВЛКСМ не подавал и рассчитывал стать авангардом молодежи в старших класс ах. Совсем не вступать было нельзя, т.к. в те времена могли запросто не принять в вуз. А такая перспектива мне не улыбалась.

Но это фокус мне не удался. В конце октября меня сняли с урока и вместе с группой таких же, как я отправили в райком комсомола. Выяснилось, что круглых отличников и активистов в школе набралось мало, ну и, чтобы не портить отчетность набрали хорошистов и спортсменов типа меня. Секретарь райкома задал мне вопрос не то про демократический централизм, не то про планы империализма, и я ему что-то ответил. Церемония закончилась краткой лекцией (минут так на 40) комсомольского вождя, в которой он рассказал о роли ВЛКСМ в жизни общества, ухитрившегося построить развитой социализм. 

И потом на первом экстренном собрании, проведенном в фойе райкома, мы, новоиспеченные комсомольцы, приняли первое, взвешенное и мудрое решение: в школу не возвращаться, а дружно пойти в кино. Дальнейшее мое пребывание в комсомоле прошло согласно установкам первого собрания. Комсомольские коллективы школьного класса и студенческой группы особо не утруждали себя идеологической компонентой и старались придумать какие-нибудь более веселые и приятные мероприятия. 

А вообще-то комсомольцы занимались и полезными для общества делами. Строили БАМ, осваивали целину, перевыполняли план, занимались рационализаторством. Правда, все это сопровождалось совершенно нудными комсомольскими собраниями и конференциями, на которых в стотысячный раз объяснялись прописные истины о роли Советского Союза в деле защиты мира и необходимости сплачивать ряды. Впрочем, иногда эти многочасовые конференции давали совершенно неожиданный эффект: мой товарищ на университетской конференции познакомился с девушкой, с которой он долгое время весело проводил досуг. 

Кстати, к моему удивлению, со мной на Гуманитарный факультет НГУ поступила девушка, которая не была комсомолкой. Правда, она была филологиней, что ее абсолютно не портило. Ее пытались затащить в ВЛКСМ, но она упиралась обеими ногами. Она ведь и вылетела из университета, так и не став комсомолкой. 

В армии у меня во взводе был башкир Яша, который абсолютно ничего не знал о комсомоле и не владел русским языком. Русскому языку мы его научили достаточно быстро, а вот со вступлением в комсомол пришлось повозиться. Наследник славы легендарного Салавата Юлаева держался до дембеля, но потом расслабился и попал в сети, расставленные секретарем комитета ВЛКСМ полка.

Перестройка 80-х привела к тому, что молодежь вместо того, чтобы подумать, как реорганизовать комсомол, начала задумываться, а стоит ли состоять в этой организации. В НГУ к 1989 году из рядов вышло достаточно много студентов. 

Конечно, такими разгильдяями, как мы, были далеко не все. К примеру, первые кооперативы зачастую создавали районные комсомольские боссы, быстро сообразившие, что на горбаческой перестройке можно заработать неплохие деньги. Существовал даже такой термин – бизнесмены от комсомола. Они, к слову, как могли помогали друг другу в сложные девяностые. Сейчас живут вполне обеспеченно и о своей славной комсомольской молодости вспоминают охотно. И, видимо, сегодня они отметят свой праздник. Ведь в известной песне были такие слова: 

- Не расстанусь с комсомолом – буду вечно молодым!

А стареть никому не хочется. 

С комсомольским приветом,

Ерлан Байжанов
Постоянный URL: http://academ.info/news/22286