Распечатать
20 ноября 2012, 14:14 За рыбкой – под лед

«Лед тонкий, лед опасный», – сколько раз мы слышали эти слова от спасателей и сотрудников районного отделения центра ГИМС. И толку, к сожалению, ноль. Уже две недели инспекторы вынуждены не спускать глаз с любителей зимней рыбалки. Приходилось даже обращаться за помощью к сотрудникам полиции, чтобы выгнать горе-рыбаков с территории Обского моря. Сегодня они снова рыбачат. 

По традиции, каждый ноябрь я вместе с инспекторами ГИМСа отправляюсь в рейд на Обское море. Ищем мы рыбаков, желающих поймать пару тройку окуней, и принципиально не прислушивающихся к словам спасателей. В субботу, 17 ноября, по дороге на первое опасное место, Михаил Захаренко, старший государственный инспектор ГИМС, рассказывал: «Три года назад на территории котлована ЖБИ-1 погибли два человека. Семья с ребёнком пришла сюда порыбачить, мы их выгнали с воды. Объяснили – лед тонкий. Когда мы ушли, они вновь рыбачить полезли. В итоге, нам удалось спасти только мальчонку, а двое взрослых погибли. Да и в этом году уже двое рыбаков искупались здесь, пошли по тонкому льду и провалились по самые уши. Слава богу, смогли выбраться из воды живыми».

Как оказалось, это место пользуется особой популярностью у рыбаков. Здесь их, пожалуй, больше чем рыбы. Например, две недели назад, в выходные, когда толщина льда едва достигала 5 см (отмечу, что безопасным для человека считается лед толщиной не менее 10 см) на озере ЖБИ-1 было больше сотни рыбаков. Причем были и дедушки, и мужчины и даже мальчишки, не старше 6 лет. Прогнать любителей экстремальной рыбалки не удалось ни инспекторам ГИМС, ни сотрудникам рыбнадзора. И только когда приехала полиция, удочки были собраны и люди отправились по машинам. Но не прошло и часу, как все вернулись обратно.

Что тянет рыбаков на тонкий лед? Сначала я предположила, что улов. Поймать пару килограммов рыбы, прийти домой пожарить или сварить ее – и вот оно счастье. Но спросив нескольких рыбаков, поняла: первый вывод не верен. Мужчины с горечью отметили: «Мы тут с 8 утра сидим, уже час дня. Толку никакого, рыбы вообще нет». 

Потом подумала, наверное, это что-то вроде хобби, совмещенного с приятным времяпрепровождением на природе. И опять ошиблась. Большинство встреченных рыбаков во время рейда сказали, что замерзли, голодные, а ноги затекли и теперь болят. Да и сосредоточиться на рыбалке не очень получается: то один знакомый подойдет поговорить, то вдруг какой-то рыбак начинает рядом «сверлить» лунку, распугивая рыбу, которой и без того мало.

В итоге вопрос остался открытым: что манит мужчин разных возрастов на тонкий лед, чтобы просто так просидеть на корточках с отмерзшим носом несколько часов, да еще и при риске провалиться в холодную воду, в лучшем случае, по колено. 

«Я не хочу запрещать зимнюю рыбалку, у каждого своё любимое дело. В декабре-январе мы никогда не ругаем рыбаков, только присматриваем, чтобы с ними ничего не случилось. А сейчас, когда лед тонкий, рыхлый, и вода местами не просто видна, а еще вовсе не замерзла – это опасно. Они ведь собираются группами, делают много лунок. А что это значит? Что и без того ненадежный лед трескается», – говорит Михаил Захаренко.

Каждый год инспекторы ГИМС повторяют одно и то же: рассказывают правила поведения на льду, случаи про погибших рыбаков, просят быть аккуратными. И все бестолку. Как шли рыбаки на тонкий лед, так и идут. Им не важно, что в нашем районе нет ни одного места с оборудованным спасательным постом, где можно было бы рыбачить и зимой, и летом. Только на ЖБИ-1, силами общества рыболовов есть наблюдатели. Но и они обходят территорию только раз в два часа.

Не способствуют работе инспекторов ГИМС и наши законы. Рыбалка в «запрещенном» месте (а именно таким считаются наши водоемы с табличками «Выход на лед запрещен») карается штрафом от 300 до 1000 рублей. Правда, пока рублем в нашем районе можно только пугать. Так как выписывать штраф могут только полицейские, глава района или его первый заместитель. Трудно представить, что наши доблестные полицейские будут каждый день дежурить у воды, забывая про повседневную работу, чтобы выписать горе-рыбаку штраф 300 рублей за рыбалку в неположенном месте. Еще труднее представить главу района или его первого заместителя, отменяющего совещания по бюджету или другим важным вопросам, и спешащим со штраф-талонами к рыбакам. 

Пока мы были в рейде, на себе испытали, что значит провалиться в холодную воду. Вместе с Михаилом Алексеевичем решили померить толщину льда на Обском водохранилище вдоль дамбы ГЭС. Где, кстати, по мнению инспектора, в выходные может оказаться не один десяток рыбаков. Мы отошли от берега всего на пару шагов – дальше рыхлый лед не позволил идти и стал трескаться под ногами. Не успели мы достать бур и линейку, как очутились практически по пояс в ледяной воде. Что называется, на себе доказали – нельзя выходить на тонкий лед. 

Марина Мезина
Постоянный URL: http://academ.info/news/22503