Распечатать
02 декабря 2014, 20:43 Владимир Дубровский: «Большая беда нашей страны – отсутствие системного фотографического образования»

В студию АкадемТВ пришел один  из самых знаменитых фотографов Новосибирска Владимир Дубровский. Говорили о судьбах профессии, о путях самореализации молодых фотографов.

 -  Слух о смерти традиционной фотографии оказался преувеличен, как в сое время оказался преувеличенным слух, что кинематограф убьет театр, телевидение убьет кинематограф, смартфоны и дешевые фотоаппараты убьют художественную фотографию. В общем, классические виды изобразительного искусства живут, в том числе и фотография. Вы за свою жизнь выучили много талантливых фотографов. Кому-то просто дали путевку в жизнь. Предлагаю поговорить вот о чем. Есть талантливые ребята, которые серьезно занимаются фотографией. Читают книги, благо они стали доступны, приобретают технику, благо не в дефиците, общаются на форумах, пытаются выставляться где-то. Но очень часто не хватает какого-то понимания структуры фотографического мира: куда и как мог бы человек применить свои усилия, чтобы не распыляться. И побыстрее обрести себя, или понять, что не стоит ему этим заниматься и тратить на это свою жизнь. Что у нас происходи с фотовыставками, фотобиеннале?   Как туда людям попадать, какими свойствами их работы или они сами должны обладать?

- Биеннале не так много. Есть несколько городов, которые традиционные их проводят, в том числе и Новосибирск. Правда  у нас сборная солянка, в том числе и фотография. На самом деле, все достаточно демократично. Нет каких-то серьезных запретов. Создается оргкомитет, это люди, в общем-то, «фоторгафические», дальше идет отбор работ, формируется жюри и машина едет в каком-то привычном русле. Другое дело в том, что с появлением цифровой фотографии или просто время так сложилось, но привычное деление по жанрам, четко: арт-фотография, прикладная фотография, рекламная фотография, документальная фотография уходит… Сейчас какой-то хаос. И на тех же, Best of Russia тоже весьма своеобразный винегрет представлен. Часто это делается, потому что Best of Russia – это конкурс, когда участие в нем проплачивается. В принципе, плохого в этом тоже нет. Все международные конкурсы любительской фотографии, которые существуют много лет, они тоже работают по этому принципу. В конце концов, на какие-то деньги должны издаваться каталоги, раньше живые фотографии пересылали, и эти фотографии обратно возвращали участникам за их деньги. Поэтому, мне кажется, что может быть их стало меньше, этих конкурсов, может быть они стали немножко мельче, по причине отсутствия денег, ведь раньше это было прерогативой государства. Министерство культуры и профсоюзы имели большие структуры клубного движения, и государство выделяло какие-то деньги. На какие деньги существует сегодня биеннале, сложно мне даже предположить, поскольку где-то это власть благоволит и поддерживает, где-то все-таки существует та же структура, когда ты платишь, как участник, и на эти деньги крутится выставочная деятельность. 

-  Тогда логично развитие этого вопроса: а нужно ли вообще попадать на эти выставки, чтобы состояться как известному успешному фотографу? Может другой путь есть для молодого человека?

-  Сейчас есть интернет-выставки. Я могу сказать, что вот у меня был довольно длинный перерыв, когда я не выставлялся лет десять. Объективные были причины. В этом году у меня шесть выставок было в разных городах и в Новосибирске три. Наверное, они дают какую-то известность, но я думаю, что в очень узком кругу. Потому что не ходит народ на эти выставки. В основном выставка собирает аудиторию только на открытие. Дальше я не могу сказать, что посещаемость музеев, выставочных площадок у нас какая-то запредельная, что народ туда толпами валит. Поэтому интернет, наверное, больше сегодня, более привлекателен. Всяческие форумы, всевозможные объединения, где люди могут высказаться, как-то заявить о себе. Это прерогатива какой-то группы людей, и ты все равно становишься широко известным в узких кругах.

-   Вот молодой человек приобрел известность, мастерство,  набил руку, и неизбежно он начинает рано или поздно коммерциализировать свое искусство, то есть работать за деньги,  по заказам. Кто-то изначально ставит такую цель, кто-то к этому приходит, потому что, во-первых, надо на что-то жить, а во–вторых, это становится не хобби, а профессией. Далее возникает нездоровая толчея на рынке. Вам-то эта история, может быть, кажется свысока вашей известности наивной. Уж не будем тут перечислять заказчиков, кого вы фотографировали, и кто выступал работодателем вашей студии -  это первые лица. Но на уровне чуть ниже этой профессиональной иерархии начинается толчея, а самое главное, потенциальный заказчик – рекламное бюро, фирма, организация, которая хочет заказать нормальную профессиональную съемку, не понимают, к кому обратиться, и чем одно предложение лучше другого. Не существует каких-то критериев, ориентиров. Вот я знаю Владимира Дубровского. Я позвоню, и вы мне подскажете. А кто-то не знает, и начинаются у заказчиков сомнения. Вообще, критерии какие-то существуют? Как отличить нормальное предложение на этом рынке от ненормального? Какие-то профессиональные стандарты, что ли, цеховые правила?

- Андрей, вы затронули глобальный пласт проблем. Наверное, самая большая беда нашей страны – отсутствие системного фотографического образования. Если в советское время было на уровне среднего образования, даже можно ПТУ: фотограф широкого профиля – 4 года обучения. Это вся бытовая фотография была сертифицирована с профессиональной точки зрения. Высшее образование: была большая система клубов, которая питала редакции, и были в ведущих университетах страны неявные группы. То есть в дипломе не было «фотограф» ни у кого, кто получал высшее образование, но их обучали этому. Это Московский университет, Киевский университет, и Питерский, по-моему, университет. Кроме того, были институты кинематографии, где, так или иначе, люди учились чему-то, и они могли уходить потом в фототографию. Сегодня это хаос. Огромное количество частных школ, которые, в общем-то говоря, не имеют самого главного, что должно быть в образовании,  это системность. То есть преемственность фотографической культуры, с одной стороны, и технология, с другой стороны, она отсутствует в нашем образовании. То есть фактически, человек, который берет на себя смелость создать свою фотошколу, может научить чему-то, если он сам это умеет, но он не будет никогда систематизировать опыт других людей. Может быть, в силу каких-то личных амбиций или каких-то комплексов. Но он может транслировать на своих учеников не только свои достоинства, но и свои недостатки. Получается такая интересная картина: ты, в силу того, чтобы получить какое-то образование, либо должен сам быть настолько ориентированным в этом огромном море частных школ выбирать: вот здесь я у этого поучусь, здесь я у этого поучусь, и в итоге я наберу какой-то определенный комплекс знаний. И с этим багажом я инвестирую дальше. Дальше начинаются другие совсем игры, потому что ты из фотографа должен стать менеджером и каким-то образом себя пиарить. И четко понимать, в какой нише ты планируешь состояться. 

Что востребовано на рынке в итоге? Зачастую критерием заказа является цена при не очень высоком культурном уровне среднестатистической массы, которая востребует услуги фотографа. Более изысканная публика, более образованная, она, естественно, востребует услуги других фотографов. За годы жизни здесь в Новосибирске у меня, например, сформировался абсолютно свой круг заказчиков, и он не меняется. Меня могут передавать внутри семьи от отца к сыну, это одна история. И тоже интересная штука, что в той же губернии меняются вроде начальники, а фотограф остается. Да. Это тоже достаточно нетривиальное явление, я думаю. Я могу это сравнить только с одним: есть имидж «хороший доктор», независимо враги - не враги между собой, люди идут к хорошему доктору. Здесь аналогичная ситуация. Причин много. С одной стороны есть определенная конфиденциальность, не будем скрывать этого факта. Информация, которая никуда дальше тебя не уходит, это тоже является не маловажным условием создания какой-то определенной базы клиентской. С другой стороны, не всегда надо откровенно льстить человеку для того, чтобы его нормально снять. Надо просто попытаться найти в нем человеческие качества. Это уже проблема не фотографа, а проблема психолога-человека. Владеет он этим инструментарием или не владеет. Если мы говорим о портретной фотографии, это очень важно. Ну, а основная беда большинства фотографов, мне кажется, это слабая профессиональная подготовка, все ж таки. Потому что классическое образование, это «печка, от которой танцуем». Например,  огромное поколение фотографов не видели пленки. При этом, скажу, что мои ученики учатся за рубежом, и я пытался понять, чем принципиально отличаются их программы от наших: они все начинают с пленочной фотографии. До цифры они доходят через год, через два, в зависимости от программы обучения. Все проходят и средний формат, все проходят и узкий формат. И разница в осмыслении, вот репортерская фотография, рекламная фотография, они не в книжках черпают эти знания, они реально сами себя в этом пробуют. Тогда многое становится понятным: как обрабатывать фотографию  в «Фотошопе», что ты в итоге хочешь получить. Сегодня на этом рынке не то, чтобы хаос, а вот действительно, «что изволите». И чаще всего очень убогий инструментарий в работе с изображением уже непосредственно в фоторедакторе.

-  Всегда есть такая дилемма у молодого фотографа: один серьезно учится, восприняв буквально все, что вы сейчас сказали, вкладывая деньги в профессию, в образование, в компетенцию, а другой косит в это время, поджимая под себя полянку, рынок, клиентуру. И вот выходят на рынок два фотографа: один почти ничего не умеет, но с очень большими амбициями, потому что у него очень дорогой фотоаппарат. Второй уже кое-что умеет, потому что серьезно учился, но он просто не наработал клиентскую базу, ему будет трудно ее нарабатывать, потому что еще нужно, как вы сказали, чтобы заказчик оценил уровень. Жизнь показывает, что коммерчески, в плане зарабатывания денег, будет успешен первый вариант. Он накосит, подтянет под себя базу, а главное, мое личное мнение, он испортит в конец клиента. Во-первых, тот разочаруется: скажет, фотографы все жулики, плохо снимают – дорого берут. Второе: те, кто не разочаруются, привыкнут и будут думать, что это и есть хорошо, вот это и есть уровень. А многие скажут: что это вообще за ремесло такое? Сейчас пойду, куплю себе за 120 тысяч фотоаппарат и буду также снимать. Ведь эта история еще очень сильно пошатнула профессиональный рынок: стереотип, что я куплю дорогой фотоаппарат, там автоматический режим, он все за меня сделает.  И вот молодой человек воспользовался вашими советами, приходит на рынок. Хорошо, если он попадет в хорошую студию или биржу фотографическую, условно говоря, где ему будут нормальных заказчиков давать. Если нет? Если студии нет?. И ведь действительно, не исключен вариант, что мы можем терять хорошего, действительно талантливого художника, а это страшно всегда. Художники хорошие не так часто  рождаются. И что бы вы сказали такому человеку?

- Мне кажется, что нельзя отделять в данной ситуации фотографа, образ которого довольно живописно нарисован, и заказчика, который востребует услуги фотографа. У меня были не раз такие моменты, когда мне звонят и просто спрашивают: сколько стоит вот эта съемка. Мне всегда интересно в этой связи получить ответ на такие простые вопросы: вы видели мои работы или критерием является только, сколько стоит моя съемка? Если, например, звонит человек, который женится. Я ему говорю: ты можешь выбрать свою жену по телефону или по интернету? Не видя ничего, не понимая, просто есть система показателей экономических или каких-то иных, ну там, антропологических. Ведь фактически, то же самое получается: ты выбираешь фотографа – ты не видел его работ, вообще не видел, тебе интересно только, сколько это стоит. Ну, в таком случае, ты и получишь то, что ты хочешь. Ты играешь в рулетку: ты попал – или ты не попал. Может и попал. С хорошим фотографом. Повезло. Дальше: не повезло – залетел. Не получил ни продукта, деньги потерял, может не очень большие, все равно обидно. А главное – в результате ничего нет. Приведу пример другой, причем это даже не в нашей стране. У меня личный опыт такой. Племянница моей жены живет в Германии. Она выбрала фотографа, немцы обстоятельные, выбрала фотографа в интернете. У него было очень хорошее портфолио. Он пришел, снял,  причем ценник был высокий. В итоге все это упало на меня: то есть он отснял, и мне все это прислали. Я увидел –  ужаснулся. Это просто безграмотная фотографически, безграмотная технически съемка. Вообще, как можно было брать, да и отдавать за все это деньги. Отдать 1000 евро за то, из чего я потом собрал с трудом хоть какой-то альбом. Мы напряглись довольно большим коллективом, я подтянул своих друзей-дизайнеров. Сам сделал какой-то отбор, первичную обработку. Потом отдал в руки профессионала. И в итоге мы вытянули какой-то альбомец, который не стыдно иметь дома, скажем так. Есть другие примеры. Человек понимает, что он хочет работать в свадебной индустрии. И он идет планомерно путем формирования собственного имиджа именно в этом направлении. Даже внутри свадебных фотографов куча направлений. И он говорит: я вот только так буду снимать. Фамилию не буду называть, молодой парень, очень неглупый, и вот он хотел снимать в каком-то своем русле, чтобы не зависеть от мнения заказчика. Он даже на свои деньги делал первые альбомы. Когда ему даже их не заказывали, он их все равно отдавал. Тем самым сформировалось сарафанное радио, где его передавали из рук в руки. И в общем-то он сформировал свою собственную нишу. Мне кажется, что каждый фотограф, если у него есть внутренний стержень, если он понимает четко, что вот это я могу - вот это я не могу, это я люблю – это не хочу делать, он, наверное, озаботится о создании собственного портфолио и это портфолио будет каким-то образом продвигать.  

Но рынок этот не структурирован никак. Те же свадебные фотографы пытаются создать какие-то свои объединения. Тем самым, кто входит в это объединение, его рейтинг выше, якобы. Есть какой-то сайт лучших свадебных фотографов. Кто его назвал этого фотографа лучшим? Скорее всего, сами себя так называют. Просто так удобнее пилить заказчиков и создавать какую-то кастовость внутри этого большого-большого фотографического пространства.

- То есть к появлению какой-то классической гильдии, к сожалению, все эти потуги не приводят. А нужна гильдия?

- Думаю, что нет. Это как любая партия, которая имеет какие-то свои достоинства, свои недостатки. В маленькой Финляндии десятка два фотографических ассоциаций. Ну что говорить, если  Магнум, который величина в документальной фотографии, испытывает не лучшие времена. Хотя у Магнума устав-то был пожестче, чем у КПСС в свое время. И такой великий фотограф, как Юджин Смит, он в него раз пять заходил и раз пять выходил по причине несогласий уже внутри профессиональной среды. А уж про экономическое весьма жесткое давление… Вроде как  институт профессиональных фотографов, но вместе с тем им запрещена любая фотографическая деятельность за пределами Магнума. Они это нарушают, конечно же, но  всячески «шифруются»: под какими-то псевдонимами публикуются и все остальное. Но это реальность. Любая какая-то структура, в которую ты попадаешь: студия ли – студия тебя будет использовать на первых парах, фактически там крепостное право. Ты будешь работать на хозяина, это неизбежно.  Все работают примерно по одному сценарию: нарабатывают какой-то профессиональный опыт, может быть, частично уходят, уводя с собой клиентскую базу. Но это все проходят, и не только в фотографии, мне кажется. Так человек устроен.

Есть куча профессиональных союзов, оно еще с советского времени, первым критерием членства – наличие диплома. Можно себе представить членом союза художников человека, не имеющего профессионального образования? У нас есть союз фотохудожников. Ну, во-первых, он ни к художникам, ни к фотографам не имеет прямого профессионального отношения. И получается, статус у него не очень высокий. Вот если бы было профессиональное образование, многие вещи решились бы сами собой. И с гильдией, и с формированием какого-то сообщества, и всего остального. Просто какую-то часть людей отсекли по определению: вот сюда, пожалуйста, вот это ваше место. Здесь – наше место. И все. Но почему-то этого нет, и не было никогда. Я не понимаю, почему.

Полная видео-версия интервью:

Academ.info
Постоянный URL: http://academ.info/news/30201