Распечатать
24 мая 2015, 22:39 Я застал время, когда священники были другими

Из всех моих знакомых и друзей я, похоже, последний кто еще не высказался публично о происходящем внутри и вокруг Русской Православной Церкви. Высказались все: и журналисты, и политологи, и блогеры, и общественные деятели. Я и журналист и блогер,  к счастью не общественный деятель и совсем не политолог. Но мое базовое образование ко многому обязывает, по принципу: кому больше дано – с того больше и спросится. 

А образование это, кто не в курсе, – богословское. Причем учился я очень хорошо и даже получал предложение продолжить идти по этой стезе. Если бы принял, был бы сейчас профессором Духовной Академии, ну или приближался бы к тому... Отмалчивался сознательно, хотя несколько раз порывался написать, но откладывал... Почему решился все-таки? Как несколько лет назад сказал мне друг юности, «зло стало догматично, под него подводят богословскую базу».

И тут общество, политологи, журналисты и блогеры пасуют. Многие верно чувствуют «что-то не то», но играть на богословской поляне не могут. Это все равно, что мне, например, попытаться переспорить математика, который опровергнет Теорию относительности Эйнштейна. Я и теорией той не владею, и уж тем более не осилю спор с ученым ее опровергающим. В церковной среде некоторые люди этим начали пользоваться. Перетянув дискуссию на свое поле, они чувствуют себя как рыба в воде. Ну что же. Я по тому полю ходил много, схожу еще раз. Итак...

Цитаты и цитаты

Известен феномен Библии: цитатами из нее можно подкрепить все что угодно, обосновать любую теорию. Это так, если не изучать библейские тексты в контексте. Тоже самое можно сказать и про духовное наследие Святых отцов Церкви. (Орфографию буду использовать применяемую в богословской среде). При этом Церковь на первое место ставит Евангелие, а в нем прямую речь, слова самого Иисуса Христа, некоторые из которых также могут водить в смущение, будучи вырванными из контекста, в том числе и исторического. Но некоторые из них не нуждаются ни в толковании, ни в объяснении по причине их однозначности. К таковым относится Нагорная проповедь.

В последнее время получает распространение одна из старых теорий, о том, что «добро должно быть с кулаками», это если назвать ее понятным языком. Дескать, христианин должен брать в руки оружие и идти воевать (убивать) за свою веру, куда бы ни пришлось идти. В общем – «православие или смерть». Причем речь идет не только о защите Родины от иноземного вторжения, но именно о пассионарных войнах. Этакий православный джихад.

Противников этой теории называют «неотолстовцами» – ярлыки развешивать дело не хитрое. И базу подводят. Вспоминают Святителя Николая, ударившего по лицу еретика Ария и слова Иисуса Христа «не мир Я принес, но меч». Про лубочно-ярмарочный треп из разряда прибауток, вообще умолчу, хотя даже священники перестали им брезговать в спорах. Одно из проявлений этой мировоззренческой теории – череда церковных возмущений то по поводу рок-концертов, то по поводу оперных постановок. И каждый раз от имени всех верующих, а значит, и от моего имени тоже.

На мой взгляд, происходит временами уже грубая подмена понятий и жонглирование фактами. История со Святителем Николаем, которую так любят вспоминать некоторые люди (к слову все реже, потому как это же нужно помнить из истории, что там было в 325-ом году...) произошла во время Вселенского собора. То есть собрания богословски подготовленных людей. Спорили о вере и личности Иисуса Христа. Спор дошел до того, что один из архиепископов (Николай, известный у нас как Чудотворец) залепил оплеуху священнику Арию, автору одной из первых массовых ересей. Замечу, это был спор профессионалов среди профессионалов. С трудом себе представляю милосердного добряка (судя по его Житию) Николая, архиепископа города Миры провинции Ликия, который столкнувшись с инакомыслящим на базарной площади, стал бы его колотить... Скорее попытался бы переубедить словом, личным примером.

Как, например, в XX веке митрополит Сурожский Антоний (Блюм), который служил в православном храме (РПЦ) в Лондоне, однажды пропал... Нашла его уже чуть ли не полиция через несколько дней в притоне хиппи. Он оказывается шел по улице, разговорился с этими ребятами и отправился к ним гостить в коммуну. Там и жил среди них несколько дней. Беседовал о Боге, о вере, спорил с ними, они с ним. Говорят, что до половины из тех хипарей потом слезли с наркотиков и стали православными христианами...

Это был, между прочим, митрополит нашей РПЦ, награжденный всеми регалиями, один из лучших церковных писателей-богословов второй половины XX века. К слову, фамилий его соседей по тому списку четыре-пять от силы... В современной России такое себе вообще трудно представить. Митрополиты по улицам не ходят – это раз, а ездят на роскошных машинах со свитой – это два. Последний архииерей, про которого знаю, что он был замечен в новосибирском метро, упокоен в Бердске... Я вовсе не против хороших машин. Просто Антоний (Блюм) мне был близок по его книгам, а когда узнал про ту историю, стал понятен и как человек. Да и книги его как-то иначе зазвучали...

Итак, с аргументом «защитников скреп» про «заушание Ария нечестиваго», надеюсь, разобрались.
Дальше. А дальше предлагаю идти не по пути спора с авторами теорий, а от первоисточника православного вероучения. Читаем Писание.

Послание к Римлянам святого апостола Павла. Глава 12:

14 Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте. 15 Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими. 16 Будьте единомысленны между собою; не высокомудрствуйте, но последуйте смиренным; не мечтайте о себе; 17 никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром перед всеми человеками. 18 Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. 19 Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: «Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь». 20 Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья. 21 Не будь побежден злом, но побеждай зло добром.

И еще у того же апостола в послании к Галатам глава 6:

1 Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. 2 Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов. 3 Ибо кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто, тот обольщает сам себя. 4 Каждый да испытывает свое дело, и тогда будет иметь похвалу только в себе, а не в другом, 5 ибо каждый понесет свое бремя. 6 Наставляемый словом, делись всяким добром с наставляющим. 7 Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: 8 сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную. 9 Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем.

Позволю себе вырвать из контекста (а контекст приведен) две фразы: «Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» и «Бог поругаем не бывает».

В применении к нынешним событиям вокруг заявления в прокуратуру со стороны новосибирского митрополита по поводу оскорбления чувств верующих авторами постановки «Тангейзера» это выглядит очень к месту. Дело в том, что (как говорят видевшие спектакль) там Христос показан в неприглядном виде. Христос... В неприглядном... С каких пор мои единоверцы перестали верить в силу Божьего гнева? Да так, что Бога, создавшего весь этот мир, должен защитить городской прокурор? Или с каких пор мои единоверцы перестали верить в величие Божьего Промысла о человеке, Его мудрость и долготерпение?

Мне возразят: верующих оскорбили. Покажите мне тех верующих, которые видели «Тангейзера» и их оскорбили? Я не видел ни тех верующих, ни того спектакля. И не пойду смотреть. Кроме того, никто не отменял у духовенства права и обязанности «пасти стадо малое». То есть оберегать паству (простите за тавтологию: паства – пасти) от дурного.

Федерико Феллини однажды сказал: хочешь узнать, какой ты режиссер – сними фильм без музыки. Применительно к нашим делам. Священник, выйди после воскресной Литургии (а лучше Всенощной накануне, там действительно «стадо малое») и объяви: нет благословения Владыки нашего митрополита ходить на этот спектакль. Кто услышал – тот и послушал. А остальным благословение Владыки не досталось. На службу не пришли, отпали от «стада малого»... Вот и проверили численность «стада». А остальным слова Владыки не указ. Хорошо, пусть не все православные были на службе в тот день, когда объявили. Но живем в век информационных технологий. У епархий и приходов и сайты, и группы в соцсетях, и ТВ каналы, и радио в интернете вещает... Объявили там и дело с концом.

Юрисдикция епископа заканчивается территориально в пределах его епархии, а духовно в границах группы людей, которые внимают ему как наставнику. Кто не внимает, может идти мимо. Религия у нас дело добровольное.

О ранимых чувствах...

И еще раз по поводу «оскорбили верующих». Я – верующий и меня не оскорбили. И мои чувства тоже. Мне, конечно, неприятно, когда имя Иисуса Христа полощут в помоях, но я верю, что Он знает, когда наказать полоскателя или вразумить его. Было ведь обращение Савла в Павлы? Все богословы это помнят? А попади Савл под раздачу нынешним «охранителям», когда он гнал христиан, и не было бы величайшего Учителя Церкви.

Вспоминаем и римского центуриона Лонгина. Он так вообще копьем бок распятому Христу пробил. Кем потом стал? Святой мученик Христовой Церкви, признаваемый таковым и католиками, и православными. Один из приделов Храма Гроба Господня в Иерусалиме посвящен святому Лонгину. О как! Почему Господь Вседержитель не поразил его огнем и молниями сразу, как он «...копием ребра Его прободе, и абие изыде кровь и вода»? Нам не ведомы Его мудрость и Промысел. Лонгин был, видимо, в душе хорошим человеком и просто не понимал, что он делает, выполнял приказ начальства... Потом понял и всей своей жизнью христианина и последующей смертью послужил Тому, кого казнил на кресте... Кто мог так видеть сердце Лонгина? Думаю, что Тот, кому принадлежит верховный суд над человеком. И это не митрополит и не прокурор...

Уже не богословие, а история...

Это не значит, что служители Церкви не должны вступать в общественные дискуссии с оппонентами. Но дискуссии. Было время, диспуты были иными. Знаете когда? В 20-е годы XX века в России. У большевиков появилась идея организовывать публичные диспуты между богословами и атеистами. Дом культуры, полный зал слушателей. У барьеров какой-нибудь известный богослов, зачастую епископ и его визави пропагандист-атеист. Кто кого переспорит. За кулисами стоял наряд ОГПУ и в случае победы богослова, тот сразу ехал понятно куда. И богослов это понимал, но вставал к барьеру и побеждал в диспуте, и всходил на свою Голгофу... То было время, когда богословы были великими.
В лагерях ГУЛАГа можно было встретить служителей Церкви, которые знали наизусть (!) Псалтырь, Евангелие, да еще и по несколько томов Триоди (богослужебная книга)! В это трудно поверить, но в то время такое было не такой уж и редкостью.

Настали другие времена. Наряд охранки уже маячит за спиной любого, кто посмеет спорить с «богословом». Те и расслабились уже. Зачем учиться? Зачем вообще Евангелие читать? Это не требуется. Больше национального пафоса, про Русь-матушку и вперед. Что не получилось – прокурор поможет, статья подходящая есть в УК.

В конце 1990-х годов в РПЦ пронеслась с какого-то (не помню уже) общецерковного собора мысль: «русский народ не возвращается в лоно Церкви, а нуждается в обращении в христианство заново!». Сейчас бы за такое заклеймили позором, а тогда говорили открыто. За 20 лет свободы РПЦ перекрестила десятки миллионов людей, но не воцерковила. Люди, конечно, виноваты, плохие у нас люди, не прочувствовали пятнадцатиминутного «оглашения» перед Святым Крещением. Но нужно демонстрировать торжество Православия, силу возрожденной Церкви. И демонстрируют.

Еще раз возвращаюсь к амвону на воскресной службе. Те, кто слушал Слово с того амвона, и есть чада церкви, остальные – нет. И если этой паствы для Церкви мало – никто не мешает проповедовать и возделывать «виноград сей»... В 20-е годы проповедники под угрозой от проповеди не уклонялись, сейчас-то чего?

Да и не только в 20-е. Я застал в 90-е годы старых священников посидевших по тюрьмам только за то, что были священниками. Я их помню, этих людей. Они разные были по характеру, темпераменту, уровню образования, даже, скажем так, по моральному облику. Объединяло их одно – они от креста своего не побежали. Прошли все круги ада и вернулись служить дальше. Я их помню, то поколение священников. Они знали слово «стыд». И теперь возвращаюсь к тому, с чего начал: «зло стало догматично».

Что это значит? Те люди, которых я застал, могли оступаться, могли заблуждаться, могли и сознательно грешить, но они всегда знали, что есть добро, а что - зло. Сейчас не так. Что бы ни происходило в Церкви и среди ее служителей, всему находится объяснение. Это просто королевство кривых зеркал какое-то! Я еще помню, когда священникам под страхом лишения сана было запрещено агитировать за того или иного кандидата (партию) на выборах. Это середина 90-х годов. Под страхом лишения сана! И правило формально действует. И что? Знакомый священник несколько лет назад произнес с амвона проповедь целую про одного кандидата в депутаты. Выбрали. Уж чем отблагодарил того пастыря депутат не знаю, только пошел через некоторое время тот священник не под запрет и не за штат, а на очень большое повышение!

За это придется заплатить. Очень дорого и, увы, платить будут не те, кто спровоцировал, но те, кто смолчал. Я о простых священниках и их прихожанах. История может повториться. В 1920-30-е годы храмы рушили не инопланетяне и не «троцкие» там разные. Храмы рушили, и духовенство расстреливали наши люди. Русские люди, крещеные и воспитанные в Православии. Что случилось с ними?

Объяснений много, но одно из них такое. К началу 20-го века Православная Церковь в России была в жесточайшем кризисе. Слившись с государством, она окончательно утратила духовную свободу. Было же правило, освобождающее священника от обязанности хранить тайну исповеди, если узнал о преступлении против государства. На госслужбе иногда даже требовали справку о том, что Великим постом говел (исповедовался и причастился). Я не понимал масштаба бедствия, пока в руки не взял материальные доказательства духовной катастрофы при внешней «симфонии церкви и государства».

И здесь небольшая зарисовка, которая многое объяснит.

Имел честь поучаствовать в благом во всех смыслах деле спасения книжного фонда дореволюционной Томской Духовной семинарии. А дело было так. В 90-е годы в подвалах Томской «научки» обнаружили ту самую библиотеку семинарии. Пролежали себе эти две или пять тысяч (подзабыл точно сколько) томов под кучей строительного мусора 70 лет. Нашли их случайно. Работники научной библиотеки взялись обработать книги специальными растворами, которые спасают переплеты и бумагу от гибели и даже частично восстанавливают, но им была нужна помощь. И попал я в ту группу молодых людей, которые по двое (в подвале было большему числу не повернуться) ходили туда и бережно доставали книжки из под кусков штукатурки. Протирали их от пыли и складывали стопками. Специалисты забирали и дальше с ними работали. Фонд потом передали в действующую уже Томскую Духовную семинарию. Уверен, что тот, кто свалил эти книги в тот подвал не был безбожником или вандалом. Он таким образом книги спас. К чему я это все? А вот к чему.

Попадались мне в руки экземпляры Библии, по которым учились семинаристы 1880-х годов... Корешки переплетов надорваны, а внутри, с торца прикрытого обычно корешком, намалеваны черти. Натуральные такие, с рогами и копытами. Уверен, что это сделал не тот, кто прятал потом эти книги. Он бы хоть одну страничку на самокрутки вырвал. Нет – все целы. В печку бы бросил – времена были лютые: голод, холод, буржуйка, жестяной чайник с кипятком... Нет, не сжег. Не он изрисовал книги. Чертей намалевали семинаристы конца 19-го – начала 20-го века. Они даже и автографы оставили, годы учебы своей указали.

Для нас, ребят из 1990-х годов это был нравственный шок. Мы в Библии даже карандашом пометок не делали. Если нужно выделить – выписывали. Такое было отношение к Библии. Поступи кто иначе, его бы просто осудили товарищи. Понятие «нерукопожатный» было всегда, хотя термин появился позже. Если нужно было сложить книги стопкой, Библию клали поверх остальных! Нас так учили, такой пример показывали те, кто учил. И что я вижу? 19-й век. Эпоха почти лубочного процветания православной веры. Симфония Церкви и государства. С луны свалились те семинаристы, что чертей малевали? Нет, плоть от плоти наш народ – богоносец эти семинаристы. Потом надели рясы и пошли служить, соблюдая главное: верноподданичество властям и доходное место, а вера – да бог с ней, с верой. И они стали тем духовенством, которое спровоцировало невиданную ненависть собственного народа.

Но все ли были такими? Нет, конечно! Было много честных священников и уверен, таковых было больше. И в наше время хороших священников много. Но вот случились гонения на верующих. Кто испил эту чашу до дна? У кого были деньги - уехали. Остались многодетные священники, которые просто не могли сорваться, да и некуда и не на что. Их прихожане – в том же положении. Монахи чином попроще или наоборот чином высоким, но духом еще выше. Среди них часть высшего духовенства, которые могли избежать своей участи, но предпочли от креста своего не бегать. А большинство просто не успели, не поняли, куда ветер дует. Так или иначе, застенков, этапов и расстрельных рвов хватило всем...

Выстраиваемая сейчас модель новой «симфонии церкви и государства» может возродить ту же проблему. Возведенное в ранг госполитики и общественных приличий лицемерие на религиозную тему вкупе с агрессивной ролью церковных деятелей в отношении инакомыслящих однажды даст обратный эффект – маятник качнется назад. И все что сейчас происходит под благим объяснением заботы о духовности народа, может обернуться большой бедой. Это уже было. И кончилось кровавой баней для простых и честных верующих... Вот чего я по-настоящему боюсь.

p.s. Сомневался, стоит ли размещать это на Academ.info. Опубликовал в Фэйсбуке и на форуме. Получил массу перепостов, сотни одобрений уважаемых мною коллег и знакомых. Когда пошли запросы от серьезных СМИ и просто частных сайтов за разрешением перепечатать, решил, что нужно опубликовать и здесь. Понимаю, что такие темы и тексты не совсем уместны в светских СМИ, но события, происходящие в нашем обществе, вынуждают говорить и на этом языке.

Андрей Красиков
Постоянный URL: http://academ.info/news/30962