Распечатать
26 октября 2015, 12:50 Александр Филюрин: «Почти любой товар или услугу, если они нравятся внутри страны, можно продавать иностранцам»

Стенограмма онлайн-конференции с Александром Филюриным о новом туристическом бренде Новосибирской области.

- Мы начинаем онлайн-конференцию с руководителем и одним из создателей рекламной группы Мелехов и Филюрин Александром Филюриным. Говорить мы будем о брендостроительстве в Новосибирской области.

- Немножко предыстории: в свое время, несколько лет назад, это я сейчас Александра Филюрина сдаю, что называется, с потрохами телезрителям, тогдашний губернатор Новосибирской области Валерий Алексеевич Юрченко устроил критику по поводу брендостроительных дел в Новосибирской области. Все, что связано с позиционированием Новосибирской области, региона, его туристических, экономических, коммерческих и прочих преимуществ. Тогда поводом для этого послужила критика, которая обрушилась на правительство со стороны профессионального сообщества. В том числе среди тех, кто критиковал, был и наш гость Александр Филюрин. /Я уже не помню, – здесь и далее в скобках приводятся ремарки собеседника (прим. Ред.)/ А я помню. Мы помним все. И тогда же Юрченко поступил совершенно разумно. Он сказал: «Хорошо, господа, раз вы нас критикуете, давайте – предлагайте». И тогда было собрано что-то вроде общественного совета по рекламе и брендированию. С миру по нитке, с бору по сосенке туда собрали всех хороших специалистов, которых знали. /И меня пригласили./ Как-то вы в форме общественной организации функционировали какое-то время, уж не знаю как, сейчас вы расскажете. Потом сменился губернатор, понятно, все сменилось. Как это было тогда, 2–3 года назад?

 Был создан, боюсь переврать, общественный совет по продвижению Новосибирской области. Пригласили туда многих уважаемых людей и меня в том числе. Предполагалось, что общественный совет будет осуществлять экспертизу тех мероприятий, которые связаны с продвижением Новосибирской области. Более того, была выдвинута сумма – 600 миллионов. Кого-то сумма возмутила, кого-то привлекла, меня, например, привлекла. /Не сомневаюсь./ Было объявлено, что на продвижение Новосибирской области, на ее маркетинговое продвижение, тавтология такая, будет истрачено 600 с чем-то миллионов рублей за три год. Если бы просто совет какой-то собрался, никто бы не обратил внимания, а когда заявлены 600 с чем-то миллионов – все обратили внимание. А мы должны были, как я сейчас понимаю, это все одобрить. Этот совет собирался два или три раза, он заглох еще до отставки Юрченко. То есть это была попытка прикрыть свои какие-то действия так называемой общественной экспертизы. Собственно, поэтому там были люди, которые себя уважают. Когда стало ясно, что совету просто предлагается одобрить программу на 600 миллионов, которая по большей части пойдет на проведение выставок вот здесь, в Экспоцентре, мы удивились, пожали плечами. А в уставе этого совета было написано, что решение совета является рекомендательным. У нас нет ни права вето, ничего. Мы можем лишь что-то порекомендовать областной администрации и губернатору Юрченко: вот это, мол, хорошо, а это плохо, но он в праве не прислушаться. С моей точки зрения, из этих 600 миллионов 500 предполагалось потратить на проведение каких-то малозначительных выставок, никак не продвигающих Новосибирск, если вообще есть какие-то выставки, проводимые в нашем Экспоцентре… В принципе, такое можно представить… /Ну, у нас очень сильные строительные выставки…/ Да, очень сильная строительная выставка, но она сама по себе хороша, на ее проведение не надо никаких денег, она окупается, и если сюда съезжаются со всего Сибирского региона желающие посмотреть, а экспоненты со всего мира, из Европы приезжают, эта строительная выставка была и до того. И в каком-то смысле, это практическое мероприятие в маркетинг региона, конечно, вписывается, но ничего существенного не делает. Это строители встречаются с создателями строительных технологий. Этот хорошо, конечно, для области, это приносит ей деньги. А там предполагалось проведение маргинальных, я бы сказал, каких-то придуманных выставок, приглашение какого-то количества гостей. В общем, 2–3 заседания прошло, и совет заглох и исчез.

- Власть сменилась. /Про программу в 600 миллионов забыли./ Забыли, это очевидно. Там самая крупная статья расходов, я помню, это был Гамбург. Наша делегация из правительства ездила в Гамбург. Хотя нет, все-таки проведение выставок в новосибирском Экспоцентре – это было самое основное, но были и поездки наших делегаций в Гамбург. /Или Ганновер?/ Да, есть хорошие города, куда можно съездить. Там был просто стенд Новосибирской области, это дорогое удовольствие – вывезти стенд куда-то. /Да, поставить стенд на другой выставке – это дорого./ Тем более, речь о Западной Европе, крупной экономической выставке – это очень дорого.

- Сменилась власть, про те расходы забыли, и все начали заново. И вот Минэкономразвития области объявляет конкурс на создание логотипа, или брендбук целиком? /Логотип, а потом брендбук целиком, гайдстайл, некий сборник нормативов использования этого логотипа./ Логотип, который по замыслу инициаторов должен что?..

- Предыстория. Существует федеральная программа развития туризма и культуры в РФ с 2013 по 2020 год. И в этой программе, в частности, предусмотрено увеличение въездного туризма в РФ. Называется, что же это такое, страна наша необъятная, у нас все есть, на нас зарабатывают, а мы не зарабатываем?! Давайте зарабатывать на международном туризме, привлекать гостей из Европы, Америки. В общем, у кого есть деньги – пусть едут к нам. И в рамках этой программы от регионов требуют. Вот в Москве, понятно, есть Большой театр, в Питере – Эрмитаж. А что есть в регионах? Туристы хотят смотреть регионы. Ну-ка быстро все регионы придумали свои программы. Что там у вас: Байкал, Столбы в Красноярске? Все регионы должны создать свои исторические достопримечательности. И, кстати, регионы, а вы как-то брендировали? «Чего?» – говорят регионы. Им отвечают: «Ну, логотипы вы сделали? Вы как собираетесь продавать?!… Не знаете, что такое брендинг, позиционирование?». Регионы: «Не, мы знаем, знаем, знаем». И регионы бросились готовить в рамках общей программы свои туристические продукты и упаковывать их. Значит, сначала логотип нарисуем. И Минэкономразвития в рамках этих требований, они частично формализованы, а частично нет, говорят: «Где-то Путин сказал, что надо брендировать». Всё. С тех пор, знаешь, как: Медведев сказал слово «инновации», теперь они повсюду, инновация инновацией погоняет. Если Путин у нас где-то на совещании сказал брендировать, все с места в карьер брендируют. И в частности Минэкономразвития Новосибирской области… Понимаешь, создавать туристические программы – это же сложно, какие-то экскурсии, а заказать логотип – это понятно как.

-Тут я бы вас откорректировал, а их немножко защитил. У нас довольно приличные экскурсионные программы, другое дело, что их плохо продвигают. Например, я сам, проживая в Новосибирской области, для себя открываю потрясающие вещи, о которых почему-то неизвестно. Есть у нас и острог, есть и маленькая гидроэлектростанция недействующая. Это все не далеко, 120 км. Там потрясающие виды. Все это можно посмотреть, это интересно.

- Я летом ездил с семьей в Питер и подозреваю, что в Новосибирской области все-таки меньше достопримечательностей, чем в Санкт-Петербурге. /Речь же идет обо всем, кроме столицы…/ Все, что кроме столицы.

- Пусть не на 10 дней экскурсионная программа, но посмотреть есть что. Другое дело, маршрутно это плохо упаковано. Ну, а логотипно-брендбуковая история – это параллельная линия, она должна жить своей жизнью по законам маркетинга /Ну, да./ Хорошо, ну сразу тогда: вот они объявили такой конкурс. Все желающие компании-разработчики могли подать свои работы. /И частные лица./ Да, и частные лица подавали свои работы. А там их какая-то комиссия оценивала? Как это было?

-Там оценка была в два этапа. Я сразу скажу, было подано 20 с чем-то работ. Наши коллеги, профессионалы другие, почему-то этот конкурс проигнорировали, посмеялись над ним. Сколько-то детей поучаствовало – в каждом рисунке солнце. И наши сотрудницы говорят: давай поучаствуем! Конкурс бесплатный, участвовать может любой: присылайте на сайт ваши разработки, пишите фамилию или название агентства. И наше агентство сделало четыре варианта. Первое голосование – народное. Если бы народа голосовало много, я бы не относился с изрядным скепсисом, потому что потреблять в каком-то смысле, то есть покупать брендированный товар, будет сам народ. В финал вышли пять предложенных знаков, в том числе две предложенные нами. Один из знаков набрал наибольшее число голосов – самый высокий рейтинг. На втором этапе собралась комиссия, состоящая из работников Министерства экономразвития и представителей, то есть собственно тех, кто и планирует использовать этот знак. Вот они посидели, посмотрели и согласились с мнением народа: тот значок, который набрал наибольшее число голосов при голосовании народном, вот его они и зафиксировали в качестве победителя. То есть мы никак не влияли и не могли повлиять на результат.

-Ну, раз заговорили про народ, у нас есть вопросы читателей. Давайте на них ответим. Почему снежинка восьмиконечная? Кстати по этому поводу много вопросов.

- Когда закладывается знак, сразу много смыслов в него пытаются вложить. Что касается нас, то снежинка – не главное. Снежинка – слишком банально, хотя хотелось бы на нее намекнуть. В первую очередь закладывался смысл «калейдоскоп», то есть это картинка, которая видна в калейдоскопе. Это ассоциация с калейдоскопом впечатлений, которые получат туристы в нашем замечательном городе. Во-первых, калейдоскоп, во-вторых, – роза ветров, потому что мы центр большого региона. В-третьих, забыл, что в-третьих… Компас! Некоторые считают, что у нас центр России находится… У меня был такой случай. Москвичи знакомые говорят: «А правда, что вот эта часовня в центре города – центр России?». Я не стал их разубеждать, сказал: «Конечно, центр России, пойдемте, я вас сфотографирую около центра России». /Центр России сейчас находится в эвенкийской тайге./ Слушай, вот в эвенкийскую тайгу очень далеко ехать и лететь, а здесь хороший центр России, удобный, в центре Новосибирска. От гостиницы 20 метров, зачем людей разочаровывать. Надо табличку рядом с часовней поставить: «Центр России географический» /И фастфуд рядом./ и сувениры продавать. Не надо людей разочаровывать. И, наконец, четвертый смысл: снежинка. Компас, роза ветров, калейдоскоп и снежинка. И то, что в октогональной конструкции кто-то видит снежинку, это означает, что дизайнер справился с задачей. А еще и снежинка, потому что для большинства туристов, как не крути, Сибирь – это холодно и снег. Они сюда едут и за этим: посмотреть на Сибирь. Это мы тут привыкли… /Тут я соглашусь. В свое время съемочная группа румынского телевидения специально просила показать, как убирают город от снега. И мы им ездили и показывали снегоуборщики, и они реально это снимали… /То, что для нас обыденность, для них – экзотика. И мы, рекламисты, не боремся со стереотипами, мы их эксплуатируем. Если для китайцев Новосибирск – это снег, они могут и летом приехать, но в принципе, это заснеженная территория – Сибирь. Давайте дадим им Сибирь, пускай…

- Тогда сразу вопрос: считается, что логотип должен быть достаточно простым для воспроизводства, чтобы любой человек мог его нарисовать, условно говоря, воспроизвести. У вас очень сложный логотип.

- Тезис верный. Логотип должен быть простым, так считалось 20 лет назад. /Филюрин просто похоронил мечту./ Тридцать лет назад, когда я только начал заниматься рекламой, мне говорили: делай не больше двух цветов, потому что ты потом замаешься, очень дорого будет напечатать визитную карточку… Дело в том, что за 20–30 лет технологии сделали скачок. Во-первых, сейчас носителями стали экраны – это дисплеи всех цветов, 64 тысячи цветов и ограничений по полноцветности нет. Во-вторых, цифровая полиграфия развилась. На каждом шагу есть полиграфический участок, где ты сделаешь полноцветную печать любым тиражом, и это будет стоить недорого. И, наконец, в-третьих, мы сделали логотип достаточно сложным, он интересно будет смотреться. Во многом задача данного логотипа – продавать сувениры. И на майке он будет интересно смотреться. И когда задают обычный вопрос, а как это будет на ручке, мы отвечаем: на ручке мы сделаем упрощенную версию. И в упрощенном варианте он будет виден, будет узнаваться очень четко этот логотип, это будет специально доработано для мелких носителей. /Интересно…/ Ну, это технологическая вещь. А про цвет я еще не сказал. В логотипе использованы зеленый и синий цвета новосибирского флага.

- Было сказано, что с победителем будет заключен договор на дальнейшую разработку. Человек спрашивает: что за договор будет заключен с автором логотипа? Победитель еще может отказаться передавать права на логотип или диктовать свои условия?

- Нет, диктовать свои условия не планируется. Во-первых, я замечу, что логотипы, товарные знаки регулируются законом о товарных знаках, а не законом об авторских правах. Это разные вещи. Сейчас это, кстати, не отдельные законы, а третья часть гражданского кодекса, ну, это для юристов. Во-вторых, я даже не представляю себе ситуацию, я не знаю ни одной юридической ситуации за 30 лет, что я занимаюсь рекламой, чтобы как-то в такую вещь как логотип или товарные знаки вмешались авторские права. Там по-другому. Там авторство отделяется. В данном случае мы заинтересованы, ну я надеюсь, что будет разрабатываться брендбук, а нам хоть немножко заплатят, будет договор. Потому что сейчас пока контракта нет. По закону, если хотя бы рубль заплачен, то там написано, что такой-то передает права на использование… /По договору дарения, когда хотят подарить, продают за рубль, это известная история…/ Мы первые заинтересованы, чтобы это произошло юридически корректно. Кого-то шантажировать нелепо с нашей стороны было бы.

- Вот хороший вопрос: если бы не ваша работа победила, то какую из конкурсных вы бы считали лучшей?

- Там была еще одна, тоже наша … /Я правильно понимаю, что Филюрин победил на поддавках?/ Нет, это не поддавки, это какая-то странная ситуация. Участвовали в конкурсе непрофессионалы. Что нарисовали, то нарисовали. Там даже карандашный рисунок есть. Мы все-таки профессионалы, в том, что мы делаем, в этом нет грубых ошибок. Я не знаю, насколько это хорошо, это не мне судить. В нашем логотипе грубых ошибок нет, но немножечко подделать можно. Естественно, профессиональные работы смотрятся лучше, чем непрофессиональные. Это чувствует абсолютно любой человек. В них есть пропорции, определенная гармония.

- Уточняющий вопрос: там есть ведь еще кроме картинки и слоган? Siberia is here – Сибирь здесь. Провокация, чистой воды провокация. Сразу напомню: в крупных сибирских городах люди убеждены, что их город – главный в Сибири. Так, и красноярцы, и омичи убеждены, что их город – центр Сибири, главный в Сибири, центр Сибирского федерального округа. В Новосибирске такая же история. В федеральных СМИ даже запрещено употреблять журналистам конструкцию «столица Сибири». Местечковые СМИ этим балуются, а вот в федеральных СМИ запрещено. Потому что это некорректно. И вот слоган «Сибирь здесь» – это что? Это такая провокация, такой вызов или такая «замануха», чтобы народу стало интересно?

- Это такая штучка снизу, чтобы что-то красивенько написать. /Вот такие слова провокационные?/ Во-первых, слоган заменяется в два клика. /А кто придумал? Это предложил заказчик?/ Нет, им надо было что-то короткое, визуальный акцент: можно написать «Сибирь здесь», а можно – «Путешествуй в Новосибирск», но это длиннее. Слоган меняется. /Нет, мне нравится, это хорошая провокация…/ Во-вторых, для тебя, журналиста, это провокация. Вот мы работаем… Кстати, на этом заседании выяснилось, что к нам из Европы-то мало туристов едет, а китайцы охотно едут. Условно мы работаем на иностранную аудиторию, китайскую. И мы им пишем: вот Новосибирск, Сибирь здесь. И что по этому поводу думают томичи, меня не волнует, я продаю Новосибирск иностранным туристам. Если томичи хотят продавать Томск, пусть пишут «Томск – столица Сибири». /Нет, я Томск не упомянул, потому что томичи в этом вообще свято убеждены, там тебя побить могут за иной вариант./ Понимаешь, есть уровень, кто лучше: физики или математики? Факультеты решают между собой. Пусть пишут, это конкурентная борьба, как рекламируются, так рекламируются. Пусть зарегистрируют этот слоган «Столица Сибири», защитят, тогда я не смогу им пользоваться. Или я вперед. Знаешь, была история, когда Казань зарегистрировала лозунг «Третья столица России» и еще кто-то, Воронеж, кажется. И у них конфликт был на какой-то международной туристической выставке. Стоит казанский стенд, а рядом, боюсь соврать, воронежский. У тех «Третья столица России» и у этих «Третья столица России»… /хотя все знают, что это Новосибирск./ Наверное. Еще раз: я никого не провоцирую. Я хочу продать туристическую услугу или сувениры китайцам, европейцам, жителям европейской части России. Если я нарушил закон – предъявите мне. Я написал: «Сибирь здесь». Кого я обманул? Если мы сочтем, что этот лозунг помогает хорошо продавать футболки или толстовки с логотипом, мы его еще и защитим, зарегистрируем как словесный товарный знак. Потому что это – коммерция, извините.

- Ну вот логотип I’m Siberian появился на бутылочках воды питьевой. Пол-литровая бутылочка –30 рублей. То есть они нашли путь коммерциализировать свою интересную находку, они просто продают права на использование логотипа. Это реальная новость. /Да, я видел/. Снова вопрос: почему логотип так мрачен, он словно та погода, которая у нас постоянно тут стоит? Про погоду не знаю, но что с логотипом: почему он мрачен?

-Такие цвета флага: глубокий зеленый, темный синий. Мы пытаемся создать по цветам преемственность. Возможно, что в работе, когда начнется использование, станет понятно, что нужны более яркие, более электрические цвета использовать. Пока это только эскиз. Не надо относиться так, словно сейчас каленым железом выжгут что-то на лбу, и с этим придется жить. Никому не выжигают, никому на спину татуировку не наносят. Я вам скажу, любой знак, любой фирменный стиль в процессе жизни дорабатывается, перерабатывается, становится видно, что вот так выгодно, так не выгодно, цвета немножечко меняются, линии доводятся.

-Тут я вас немножко прерву, потому что с точки зрения нормального человека, логотип, который вот на этом устройстве нанесен, он ужасен. У меня близкий человек его называет «огрызок». Все устройства с этим логотипом – это огрызок. Вот, он просто ужасен. Но мы его воспринимаем, потому что этот логотип наклеен на очень хорошую технику. И это давно случилось. И мы привыкли, что под этим вот яблочком приличного качества техника. А яблочко-то менялось. Оно, помните, разноцветное было, потом монохромное стало, не важно. Это тот случай, что если под ним приличный товар, то потом уже привыкаешь. И у Mcdonalds ужасная эта буква… /Я не знаю, может и не ужасная./ Это потому что привыкли. И у Coca-Cola что-то очень странное написано непонятно./ Mcdonalds и Coca-Cola имеют исторический контекст. Может быть ты и прав – мы привыкли. Сейчас хоть какой логотип к Парижу приделай, Париж – это Париж.

- Сейчас появился, кстати, значок, как Париж разрисовали. Парижу не надо никакого значка. Это словесный товарный знак, сам по себе работает.

- И с Байкалом та же история. Кто понимает, что такое Байкал? Я вообще не понимаю, какой можно логотип Байкалу создать, у меня другие ассоциации, это субъективно.

-Ну, можно написать красивенько слово «Байкал» и нерпу нарисовать, потом объяснять долго. Или не рисовать. Но на продажу сувениров качество знака влияет. Помню, был в Мемфисе и там команда – «Мемфисские гризли». Нам показывали. Баскетбольная команда. Вот был вот такой знак – сувениров продавалось на 4 млн долларов за игру. Поменяли, сделали более агрессивным – на 10 млн продается сувениров. Это влияет. Непосредственно. /Ну, дай-то Бог, чтоб наши продали футболок нормально./ Когда мы делали орла для футбольной команды «Сибирь», мы сразу делали его достаточно агрессивным. /Ну, это хоккейная команда, боевой, жесткий вид спорта./ Доход у них не такой, понятно, как у американских команд от сувениров, но одно дело – это купить футболку, тарелку, шарф, что там еще с мощным орлом, а совсем дело – с вялым орлом. Вот здесь не очевидно, что рисовать, когда Новосибирская область. Поэтому знак выбран нейтральный такой. /Не, ну, компас, азимутная сетка, значок – это хорошая история. /Я надеюсь, что сувениры с таким знаком будут расходиться хорошо./

- Тут не вопрос, тут вас хвалят, прямо зачитаю./Если хвалят, конечно./ «А, по-моему, хороший логотип. Вкус, конечно, у всех разный, кому-то он может нравиться, кому-то нет, но, в общем, и концепции соответствует. Вовсе не сложный логотип, кстати. У Континент ТВ в таком же стиле выполнен, и еще никто не жаловался. Этот логотип узнаваем. По мне так это достойный вариант». /Я не знаю, что такое Континент ТВ, но видимо, это хорошо./ Вопрос такой, с подковыркой: а зачем вам вообще все эти странные отношения с властью? Видимо, имеется в виду этот заказ, там заработать на этом.

- Слово «власть» так говорится, как будто власть – это некая страшная сила. Есть конкретные люди, это там история знакомств, мы что-то там делали по заказу. У нас довольно большая история отношений с областным Министерством экономразвития. Мы делали по его наводке разработки по фирменному стилю для Биотехнопарка, для агентства инвестиционного развития. /Это который логотип: последний или предпоследний агентства инвестиционного развития?/ Мы занимались переработкой последней версии, он не нами был сделан. Такая стилизованная буква «А». /То, что раньше, просто ужасно было…/ Участвовали в конкурсе, правда он был тогда платный, делали логотип промышленно-логистического парка. /И победили?/ Нет, жизнь идет, мы не можем побеждать всегда. Там был конкурс, несколько профессионалов участвовало…. Но, наверное, к властям это отнесешь или не отнесешь, но вот Академпарк – это тоже наша разработка вообще. /Буковка «А» – это Филюрин разработал?/ Нет, если тебя интересует конкретная фамилия, то – Михаил Угажаев, дизайнер, который в то время работал у нас. Тогда наше агентство сотрудничало с Технопарком, было решено, что нужно индивидуализировать название. Дмитрий Бенедиктович Верховод придумал Академпарк, а вот мы создали этот значок, за который нас тоже очень много критиковали, но сейчас он прижился, как там и был.

- Да, с логотипом история та: если товар приличный, то ты хоть две палки нарисуй, приживется.

- А вот и не совсем. /если хорошо нарисованы две палки/ без ошибок каких-то грубых, если есть точные смыслы. В этом смысле, зачем? Это наша работа. Если к нам обращается кто-то из властей, мы сотрудничаем, стараемся брать за это деньги. /Там трудно брать деньги: либо мало платят, либо плохо платят, либо так намучаешься./ Это да. Работать с государством… на каждую полученную 1000 рублей надо листок отчета сделать. На 100 000 – 100 листов отчета, на миллион – кипу… /Зато украсть из бюджета…/ Так, знаешь, когда рекламу делают, сразу желающие набегают и говорят: «Пилят они». Но рекламу настолько видно, что там никто не рискует пилить. Это когда строительство идет, там неизвестно, сколько слоев щебенки положили. /Реклама – это тоже. Я знаю, платились чудовищные деньги за некоторые логотипы. Там просто по 50 тысяч/. Просто вот параллельно, вот этот наш логотипчик опубликовали, который бесплатно. Нет, не совсем бесплатно, нам приз дали – айпад мини. /13% еще уплатите./ И на следующий день выходит новость о том, что для малой Москвы Тина Конделаки сделала разработку всего за 15 миллионов рублей. /Молодец какая, я ее прямо люблю./ Ты же видел, сейчас обсуждается: там черепашка такая или авоська? Вот то, что Медведев приказывал, за 15 миллионов рублей. И я сижу и думаю: вот айпад мини, который нам вручили (и то, в качестве приза вручили), а вот 15 миллионов рублей… Что-то не там я работаю, не с теми чиновниками.

- Артемий Лебедев – известная история. Он попал на логотипе для метрополитена, чудовищный был скандал. Надо отдать должное: Лебедев тогда понял всю патовость ситуации и выкрутился. Сказал, что дарит логотип метрополитену за условный 1 рубль. Там тоже была чудовищная сумма названа, москвичи все взбунтовались. Лебедев и сказал: отказываюсь от денег – дарю Москве.

- Все орали, что логотип отвратительный, вторичный, но за рубль – хороший логотип. Если кого-то это успокоит, знайте, мы работали бесплатно… /Но получили айпад мини, с которого вы еще налог должны уплатить./

- Устроители конкурса должны вам сообщить, когда будут следующие «телодвижения». Вас должны куда-то пригласить, что-то подписать. Вообще, как они планируют этим пользоваться? Какую-то программу дальнейшую вы знаете по их планам? /Нет, не знаю./ То есть ждете…

- Вот на прошлой неделе, когда нам вручали айпад мини и благодарили за участие в конкурсе, там же совещались с представителем туристической отрасли. И все руководители турагентств, которые работают на прием, обсуждали, что недостаточно у нас турпрограмм, что давайте сделаем сборник, давайте туда возить, сюда возить. Почему вот этого до сих пор не сделано? Мы ждем, мы терпеливо ждем, когда нам скажут: «Ребята, нам надо адаптировать этот знак для таких товаров и таких услуг». Еще… мы забежали немного вперед: оформление есть, товар не совсем есть, он только начинает формироваться.

- И еще: в Новосибирской области кто интересуется, тот давно для себя много чего выяснил. То, что наши власти до сих пор этого не выяснили и не упаковали, весьма странно. У нас есть очень приличные места, куда можно съездить, я их для себя назвал «прогулочный маршрут одного дня», когда с утра уехал, а к ночи домой вернулся. Посмотреть можно 3–4 места или одно за 300 км, но оно того стоит, чтоб туда доехать. Еще раз говорю: есть заброшенная недействующая гидроэлектростанция в 120 км отсюда /Можно было бы сделать что-то интересное./ Ее как ГЭС эксплуатировать экономически нецелесообразно, гидроэнергетики посчитали, сколько денег надо на восстановление и поняли, что это не рационально. Но там живописные места, там можно пофотографировать, посмотреть плотину эту, гидросооружения недействующие и полудействующие. Это интересно. Там рыбалка, кстати. Вот таких мест, куда можно съездить один раз в жизни, чтобы поглазели и потом вернуться лет через 20 лет, таких мест много. Почему их не упаковать – я не знаю. Сколько у нас талдычат про это дело! Помнится, за миллион рублей сайт туристический какой-то делали, все это очень бурно обсуждали. Сайт-визитку за 1 миллион рублей для туризма. /Нормально, миллион – не такие большие деньги для сайта./ Ну, его надо наполнять, фотографии нужны и т.д. Дело ли это чиновников? Я думаю, частные компании давно бы с этим справились. Было бы понимание, для кого. Тут, по-моему, ключевой вопрос: а для кого все это построено? Если это внутренний туризм для жителей области – это одно, а если для тех же китайцев…

- Ты знаешь, внутренний рынок – он базовый. Почти любой товар или услуга, если он нравится внутри страны,например, если эта электростанция будет продаваться хорошо для новосибирцев, то ее можно будет продавать китайцам и итальянцам. В этом нет противоречия. Но, вероятно, есть такие туристические продукты… Вот у нас есть джазовый фестиваль… Во-первых, каждый день в мире проводится какой-нибудь джазовый фестиваль. Во-вторых, Новоорлеанский всегда будет бить Новосибирский. В-третьих, джазом интересуются вообще 3% аудитории. А едой интересуются 100%, а сильно интересуется 50%. Если делать массовое мероприятие, чтобы много приезжало китайцев и итальянцев, надо делать Фестиваль сибирской кухни. Если нет сибирской кухни, надо сочинить ее. Как пиццу эту, Маргариту, для кого-то придумали, как много чего придумали.

- Советская ресторанная кухня на 50% на основе французской кухни...

- Понятно, что все-таки влияние. Надо сочинить ее, эту сибирскую кухню, сделать фестиваль. Будут ехать люди! Вопрос: как это технологически сделать, кто будет в это вкладываться? У властей, я понимаю, у наших областных, есть большая забота, чем туризм…

-Ну, с Сибирским огнем у них же получилось. Это фестиваль всевозможных реконструкторов – любителей истории. Два года назад там был как посетитель. К обеду гаишники отфиксировали там 10 000 автомобилей, проехавших через пост, который на въезде стоял. Парковаться негде, а это огромное поле. /Это все российские туристы./ Там были участники клуба реконструкторов со всей России и ближнего зарубежья. Показаны все эпохи: от рыцарских турниров до Великой Отечественной войны. Это на самом деле интересно: вот французский наполеоновский полк, вот русский полк в полной форме. И их там реально много – сотни одних только участников. Кузницы, какие-то мастерские, несколько дней под открытым небом они там жили. /А инфраструктура там есть? Гостиницы, туалеты?/ Туалеты, конечно, ставили био-, участники жили в своих палатках, палаточный лагерь. Причем был фехтовальный турнир на кубок губернатора, историческое фехтование очень интересное. Не протолкнуться. Смена посетителей в течение дня: 10 000 машин заехали, потом уехали, другие заехали.

- Я вообще считаю, что если затевать какие-то мероприятия, то инициатива должна идти не от властей, а от каких-то сумасшедших организаторов. Тогда мероприятие будет получаться хорошее, востребованное. Дело властей заметить, что вот здесь пошло, и сказать, мол, давайте-ка поддержим, поможем, создадим условия, чтобы это довести до точки безубыточности, а потом еще отрекламируем, чтобы поехали китайцы смотреть на наполеоновские войска. Вряд ли из Европы поедут смотреть в Сибирь на одежду наполеоновских войск. У них там своих реконструкторов полно, они получше одеваются в наполеоновскую эпоху, а вот для азиатским туристам, японцам, китайцам, это ближе – посмотреть. А если мы туда еще самураев добавим реконструкцию, то… /Нас японцы просто высмеют!/ А пускай высмеют. Они сами участвовать будут. Приезжать будут, платить взносы, поэтому пусть сначала высмеют…

- Что ж, Александр, спасибо большое, что согласились так провести это солнечное теплое октябрьское утро понедельника. Уважаемые телезрители, напоминаю вам, что сегодня в студии Академ ТВ мы беседовали с Александром Филюриным, одним из создателей и руководителей рекламной группы «Мелехов и Филюрин». Инфоповодом послужил логотип, который эта команда разработала для туристического позиционирования Новосибирской области. И вообще речь шла о брендостроительстве и региональных возможностей в области туризма на внешние рынки.

Андрей Красиков
Постоянный URL: http://academ.info/news/33750