Распечатать
23 марта 2016, 16:30 Зимняя экспедиция на пик Ленина: стальной лед, -40, снежная буря на 6800 м – все идет по плану

Зимняя экспедиция на пик Ленина (7134 м) могла сорваться в самом начале, когда новосибирский альпинист Роман Абилдаев упустил сани с рюкзаком, в котором были теплые вещи и часть необходимого снаряжения. Об этом Роман рассказал по возвращении в Новосибирск, где он провел три дня с семьей, а потом снова уехал в киргизские горы – на отбор в высотную сборную России.

– Пик Ленина – гора строгая, а тем более зимой. Кто еще, кроме тебя, отважился бросить вызов зимнему семитысячнику?

– Экспедицию возглавил Сергей Селиверстов из Бишкека. Он-то и собирал команду, в которую вошли также Михаил Даничкин из Бишкека, Алексей Усатых из Барнаула и я. Мы знаем друг друга давно и прочно. Для меня схоженность в команде – на первом месте. Сюда входит умение понимать напарника и работать в команде без конфликтов, потому что в тяжелых ситуациях конфликты могут возникать на пустом месте. А это приводит к замедлению темпа работы,  а то и к срыву восхождения.

– Раньше зимой на пик Ленина совершались восхождения?

– Их было восемь, с 1988 по 2012 годы. Зимой на этой горе базовый лагерь не работает, как летом. Случись что, спасать будет некому, поэтому лучше восходить группой. Если на горе в полной автономии будут находиться один-два человека – это неоправданный риск, я считаю. Трагедия в  1993 году – яркое тому подтверждение, когда москвичи Михаил Афанасьев и Михаил Штарков пошли зимой на Ленина вдвоем. Штарков погиб, а Афанасьев вернулся с обморожениями. На мой взгляд, у них все было неправильно, начиная с подготовки и заканчивая тактикой. В 2004 году была киргизско-казахская экспедиция, но у них погиб один участник – Данияр Мынжасаров. Потерялся при спуске, в результате поисков команда нашла его тело с черепно-мозговой травмой. В 2012 году под руководством Гены Дурова была совершена попытка восхождения. Но тогда ребятам очень не повезло с погодой: дедушка Ленин не пустил их на свою вершину. Зато все живые вернулись. В этом году решили навестить Ильича вне «приемных часов» и мы. Параллельно с нами почти в те же самые сроки по тому же маршруту шли туристы из турклуба Московского авиационного института (МАИ). Мы с ними в базовом лагере встретились, потом разошлись.

– Стало быть, опыт предшественников наработан уже немалый. К чему и как вы готовились?

– Надо было подготовить снаряжение и экипировку для работы в условиях очень низких температур. Морально готовились к так называемой холодовой усталости. Предстояло работать на горе порядка 3–4 недель. Запас тепла из дома быстро улетучивается, и надо уметь сохранять работоспособность в любых условиях.  А готовиться начали в сентябре прошлого года. Подготовка включала в себя бег на длинные дистанции, беговые лыжи, технические тренировки. Обязательный отказ от алкоголя и от женщин (шутка). Но про алкоголь – правда. Сбалансированное питание, здоровый и размеренный образ жизни, без каких-то экстремальных развлечений.

– Правда, что перед высотным восхождением нужно запастись и так называемым жировым запасом – кушать больше мясной и жирной пищи?

– О! Киргизия к этому как раз располагает! В чайханах Средней и Центральной Азии мясные блюда вкусные и недорогие. Новый год мы встретили в горном районе Ала-Арча в Киргизии. Там мы совершили тренировочные восхождения для акклиматизации и разминки. Нужно было подготовиться к интенсивной работе на высоте, но при этом не переработать.

– Как так получилось, что экспедиция чуть было не сорвалась в самом начале?

– Начну с того, что на старте у каждого рюкзак весил 35–40 килограммов. Расстояние от стартового поселка Сары-Могол до базового лагеря у подножия Пика Ленина составляет порядка 40–45 км. Если бы мы пошли с рюкзаками на плечах, это была бы достаточно серьезная нагрузка и нам понадобились бы дополнительные дни для восстановления сил перед началом маршрута. Поэтому мы решили прибегнуть к опыту арктических экспедиций – использовать сани-волокуши для транспортировки рюкзаков. Шли мы на лыжах. Во время подхода нужно было спуститься с Луковой поляны в ранклюфт ледника Ленина, а это перепад около 200 м по очень крутому склону. Спуск разделен на две части. Для того чтобы сани-волокуши в случае срыва не утащили меня за собой, я их отвязал от себя и просто придерживался за них рукой. В какой-то момент я поскользнулся и упустил сани вниз. Они прокатились 100 метров и увязли в сугробе. Я решил, что схема отработана, и на следующую часть спуска просто толкнул сани вниз. Но они на моих глазах вместо намеченной цели – сугроба – повернули налево и скрылись за перегибом. А за перегибом еще 100 метров перепада. Надо понимать мои чувства, ведь в санях было порядка 40 кг: пуховка, еда, «бабушкин сервиз»... Отрапортовал команде, что, похоже, я напортачил, и пошел собирать остатки вещей по склону. Пришлось бы развернуться обратно, если бы были утеряны особенно важные вещи, пуховка например. К счастью, сразу за перегибом сани уперлись оглоблями в камень и зависли на нем. Фортуна была на моей стороне.

– Чем отличается зимний пик Ленина от летнего?

– Летом обычно ходят классический маршрут через вершину Раздельную. Маршрут Аркина с севера, по которому поднимались мы, летом очень лавиноопасен. В леднике есть значительные разрывы, очень глубокие трещины. Летом они засыпаны снегом, так что можно запросто провалиться в трещину «до самого центра Земли». Зимой же летний снег сдувается, остается фирновая или ледяная подложка. Все трещины как на ладони. Опасность состоит в том, что если на ледовом участке поскользнулся, то на зимнем льду шансов самозадержаться почти нет. Были такие участки, на которых срываться очень нежелательно. Укатишься – потом еще обратно подниматься, обидно. Поэтому мы использовали ледовое снаряжение. В опасных местах организовывали страховку. Самый технически сложный участок был на ледопаде. Мы готовились к самому худшему, поэтому и снаряжением запаслись по полной.

– В палатках спать было холодно, наверное?

– Маишники ставили палатки прямо в трещинах. Мы просто вырубали площадки под палатки в ледовых развалах. Таких мест на маршруте было очень немного, правда. Так не выдувает тепло из палатки. Ночью спится спокойно. А в трещине спишь как в склепе: темно, холодно, сухо. И страшно. Мы не стали там палатки ставить.

– Надо полагать, питание на зимней высоте особое?

– Я, как завхоз, прибег к туристскому прошлому и предложил парням обычную туристскую раскладку: сбалансированное питание без доширака и прочего экстремизма. В нашем рационе были крупы, самодельная тушенка, сыр, сало, соленая форель, сушеные овощи (морковка, паприка, капуста), макароны. От привычной колбасы решили отказаться, заменив ее рыбой. Из напитков – чай, какао, кофе. Воду добывали изо льда, который растапливали на горелке.

– Существует расхожее мнение, что альпинисты на горе согреваются алкоголем. Так ли это?

– Мы бы его взяли с собой, если бы он был сушеный. А столько, сколько нам надо, мы бы просто не унесли (смеется). А если серьезно, то на восхождении алкоголь мы не употребляем. И так тяжело, так еще и дополнительные нагрузки на сердце, мозг и печень  ни к чему. Также у нас никто не курит. Спортсмены же.

– Ну, раз алкоголь на гору не брали, то как согревались?

– На маршруте обычно отмахиваешь руки и ноги, чтобы кровь приливала. Очень важен правильный подбор одежды, чтобы было не холодно, но и не слишком жарко. Если ты на ходу вспотел, а потом остановился и остыл, то это самый губительный вариант. Хорошо согревает горячий чай. Повторюсь, важна правильная установка палатки – в ветрозащитном месте. Сергей с Мишей спали в пуховых комбинезонах и укрывались одним синтетическим спальником. Им было холодно, зато они всегда были в тонусе. Мы с Лехой помоложе, берегли себя лучше – спали без экстремизма, в пуховых спальниках. На несколько килограммов больше несли, зато душа была спокойна.

– Само восхождение проходило по намеченному плану?

– Да, в спортивном режиме. Для акклиматизации мы сходили на пик Юхина (5130 м). Затем, после дня отдыха, начали работать на горе в альпийском стиле – с установкой промежуточных лагерей для отдыха. Когда мы выходили на маршрут, у нас был предварительный прогноз на пять дней. И на 21 января предполагалось «окно» (хорошая погода), тогда мы и планировали взойти на вершину. В тот день выходили из последнего лагеря на высоте 6500 метров в непогоду, в надежде, что на самой вершине нам улыбнется солнышко. Но «окно» отодвинулось чуть дальше. Ближе к выходу на перемычку на высоте 6750 метров пошел снег, и видимость пропала совсем. Дедушка Ленин в день своей смерти решил побыть один. Вернулись в лагерь. На следующий день ветер ослаб, осадки прекратились. Самочувствие у всех в команде было отличное, и мы решили повторить попытку штурма. В этот день, 22 января, мы достигли цели. Вершина нас встретила солнцем (а мы за все 5 дней маршрута его не видели) и штилем. Во всей красе нам открылся Великий Памир. В горной панораме выделялись ставшие родными пики Коммунизма и Корженевской. На вершине сфотографировались, перекусили, отдохнули. Я позвонил жене Марине, сообщил ей, что все хорошо. Передал привет детям.

– На вершине ловила сотовая связь?

– Да. Она была на протяжении всего маршрута. И мы регулярно отправляли вести домой, причем с обычного телефона. Поддержка с тыла ощущалась физически – прибавлялись силы и уверенность. Жена Марина писала, как дела у наших сыновей.

– Некоторые альпинисты, достигая вершины сложной горы, торопятся спуститься вниз. Вы, судя по всему, не очень торопились?

– У нас был deadline – в 14:00 быть на вершине или возвращаться обратно в лагерь на 6500 м. Но так как мы поднялись к 12:30, то у нас был запас времени, чтобы перевести дыхание, насладиться моментом, видами.

– Считается, что спуск – один из самых опасных и коварных этапов восхождения…

– Это действительно так. Очень много случаев, когда альпинисты погибали именно на спуске. Ты после горы уставший, ноги гудят, руки не слушаются, риск напортачить и улететь высок. Поэтому надо контролировать как себя, так и напарников. А когда ты работаешь уже 12-й час подряд, делать это особенно трудно, но жизненно необходимо.

– В последнее время высотные экспедиции требуют баснословных денег. Во сколько вам обошлась ваша экспедиция?

– Наша экспедиция была бюджетной. Спонсоров не привлекали. Просто вчетвером собрались, обдумали, как нам провернуть это дело, и пошли. Основные расходы – это дорога, питание, недостающее снаряжение.

– С какими трудностями столкнулся именно ты на этом маршруте?

– У меня уже был зимний опыт восхождения на Белуху (Алтай). Самое трудное – отсутствие солнца за все время восхождения и непрерывный холод. Мороз примерно -30, а когда дул ветер, то ощущались и все -40. Это еще не экстремально низкие температуры, вполне рабочие. Вот на Белухе зимой мороз может достигать 45–50 градусов. Но на Белухе нет риска гипоксии. Еще особенность высоты: когда хочется бегать и прыгать, почему-то идешь с одышкой.

– Что нужно предпринять, чтобы гипоксия не победила тебя?

– Тренированность, правильная акклиматизация, и ключевое – постоянный самоконтроль. Надо постоянно контролировать свое самочувствие: не болит ли голова, сердце, желудок. Насколько тебе не хватает воздуха. Терпимо – не терпимо. Или ты, проснувшись утром, понимаешь, что с таким кашлем или головной болью работать уже невозможно. Не дай бог на горе заболеешь – это сразу вниз, потому что в условиях высоты все болезни протекают скоротечно: от первых симптомов отека легких до гибели может пройти часов 15–20.

– Как понять, готов ли ты к такой серьезной горе? Нужно ли быть для этого профессионалом высокого класса?

– Ученые проводили исследование и решили определить, в чем разница между любителем музыки, учителем музыки и профессиональным музыкантом. Особых различий после всех процедур найти не смогли, разве что только в одном: у обычного любителя стаж игры был порядка 1000 часов,  у преподавателя – 10 000 часов, а у профессионала – 50 000 часов. Поэтому тем, кто хочет участвовать в серьезных восхождениях, нужно ходить в горы, нарабатывать опыт, любить это дело, и все само придет.

Зимняя экспедиция на пик Ленина

Район: Чон-Алайский хребет, Памир

Гора: пик Ленина (7134 м) – одна из высочайших вершин Центральной Азии, находится на границе Киргизии и Таджикистана

Маршрут: Аркина с севера (1960 г.)

Подход под маршрут: Сары-Могол – базовый лагерь пика Ленина – 38,5 км

Набор высоты на маршруте: 2734 м (4400 м7134 м)

Состав команды

Сергей Селиверстов (Бишкек) – руководитель экспедиции, КМС по альпинизму, «Снежный барс»

Роман Абилдаев (Новосибирск) – КМС по альпинизму, «Снежный барс»

Алексей Усатых (Барнаул) – 2 разряд по альпинизму

Михаил Даничкин (Бишкек) – КМС по альпинизму

Хронология экспедиции

13.01 Выход на лыжах из поселка Сары-Могол 3000 м – до Луковой поляны 3600 м

14.01 От Луковой поляны до середины ледника Ленина

15.01 Установка базового лагеря 4400 м, полдня отдыха

16.01 Акклиматизационный выход на пик Юхина 5130 м

17.01 День отдыха

18.01 Выход на маршрут, подъем до лагеря 5240 м

19.01 Лагерь 6110 м

20.01 Лагерь 6500 м

21.01 Попытка штурма вершины, подъем до 6800 м

22.01 Вершина 7134 м, спуск в лагерь 5240 м

23.01 Спуск в базовый лагерь 4400 м

24.01 Возвращение в Сары-Могол 3000 м

 

Фото предоставлены участниками экспедиции

Обсуждение темы здесь

Алёна Мартынова
Постоянный URL: http://academ.info/news/34861