Распечатать
24 августа 2016, 20:00 Жительницу Советского района выселяют в аварийный дом на улице Океанской

История Лилия Шупаевой началась больше 20 лет назад, когда вместе с двумя детьми она жила в квартире № 4 в деревянном доме на улице Океанской. Старый двухэтажный барак, который возвели в 1956 году как временное жилье для строителей Академгородка, стал домом не только для молодой материи и ее детей, но и для тараканов, клопов. В 1994 году женщину с детьми по причине антисанитарии дома временно переселили в маневренный фонд, обещая вот-вот снести барак и расселить всех жильцов. Однако этого не произошло. Более того, в 2016 году Лилия Шупаева узнала, что должна вернуться в старый дом, который от времени стал еще хуже.

Нет ничего более постоянного, чем временное

1992 год. Воспитатель детского сада Лилия Шупаева вместе с двумя детьми живет в доме № 6 на улице Океанской в микрорайоне «Щ». Деревянная двухэтажка построена в 1956 году для временного проживания строителей Академгордка. Квартиру в этом доме Шупаева получила от «Сибакадемстроя» как сотрудник дошкольного учреждения.

«Мы прожили там два года. Летом 1994-го появились полчища всякой живности, она лезла из подпола из-за сырости. Блох было столько, что было невозможно находиться в квартире. Ребенка в итоге вывели из детского сада. Мы не могли спать. Приходили домой и одевались, потому что кусали страшно. И я стала просить, чтобы дали хоть какое-то временное жилье. Тогда шел разговор о том, что дом наш будут ставить на капитальный ремонт», – рассказывает Лилия Шупаева.

Но как оказалось, нет ничего более постоянного, чем временное. С момента заселения в маневренный фонд (дома на Иванова, 27) прошло 22 года.

«В 2006 году наш дом на улице Океанской признали аварийным. Потом он вдруг оказался не аварийным. А в 2013 году его снова признали аварийным. Получилось, что мы не попали в президентскую программу по сносу аварийного жилья», – поясняет Шупаева.

Несколько лет назад Лилию пригласили в жилищный отдел СО РАН. «Когда меня спросили, сколько я живу на Иванова, а я ответила, что больше 20 лет, они очень удивились. И потом сказали, что хотят квартиру приватизировать, закрепить за каким-то человеком, чтобы она не потерялась, но я могу продолжать там жить до тех пор, пока мой дом на улице Океанской не снесут. Я поверила, наивная. Прошло полгода, мне приходит счет не на мою фамилию. Я снова пошла в жилищный отдел СО РАН. Мне сказали: «Мы вам говорили, но вы платИте». Я и плачу по сегодняшний день. В апреле этого года раздался звонок в дверь. Я спрашиваю, кто там. Мне мужской голос говорит: «Вы живете в моей квартире. Откройте! Надо поговорить». Я не стала открывать. Люди приходили несколько раз, стучались. При этом на вопросе, что вы хотите, мне ничего не отвечали», – рассказывает Лилия.


Потом выяснилось, что женщина, на имя которой была приватизирована двухкомнатная квартира на Иванова, продает жилье. Причем хочет сделать это как можно скорее и всего за один миллион рублей.

Новый владелец квартиры подал в суд. Теперь к январю 2017 года квартиру на улице Иванова, 27 Лилия Шупаева должна освободить.

«У меня пенсия – 10 тысяч рублей. Как я должна выехать жить в квартиру на Океанской, 6? Это даже квартирой не назвать. Мне просто не хватит средств привести ее хоть в какой-то божеский вид», – добавляет женщина.

Мы ждем, когда дом рухнет

Вместе с Лилией Шупаевой мы отправились в ее квартиру на улицу Океанскую. На встречу к нам вышли и ее старые знакомые, те, кто по сей день живут в деревянной постройке. Люди уверены: их проблему решат, только когда деревянный дом рухнет.

Жилье Лилии Шупаевой на первом этаже. В квартире запах сырости и не случайно: много лет назад из-за постоянной сырости в доме появился грибок. Санэпидстанция выявила четыре опасных для людей грибка.

Заходить в ванную и туалет тоже рискованно. Потолок давно прогнил: видны не только сгнившие перекрытия, но и ванная соседей сверху. Причем, как рассказывает хозяйка квартиры, если наверху спускают воду в унитазе или ванной, она нередко появляется в квартире снизу.

Жители Океанской, 6 рассказывают, что в квартирах не переводятся тараканы, причем разных видов – от обычных коричневых до больших черных. При этом никакая протравка не помогает. Ее максимум хватает на несколько дней, потом насекомые вновь возвращаются.

Частые гости в квартирах крыши и мыши. «Я один раз захожу в ванную, включаю свет, а на окне сидит крыса. Она меня увидела и юрк в унитаз. Вот как после этого можно спокойно жить?!» – рассказывает одна из жительницы дома.

Находиться в доме и просто опасно. Так, у соседки Лилии, живущей на втором этаже, уже несколько раз потолок в квартире обваливался. Восстанавливала его женщина своими силами, но недавно он вновь рухнул. Пришли строители. Помогли. Положили над дырой в потолке пленку, чтобы вода не протекала в квартиру. Дальше сказали делайть самим, ведь квартира приватизирована.

В своих бедах жильцы Океанской, 6 не одиноки. У соседей из дома № 8 на улице Океанской, например, ванная рухнула, прямо в подпол, когда в ней принимали душ. Историй подобной этой в арсенале жильцов бараков столько, что впору снимать фильм ужасов.

«Мы уже не знаем к кому обратиться. Наши дома принадлежат СО РАН. Мы живем в постоянном ожидании беды, когда все рухнет. Доски и шпалы – все сгнило уже. Мы куда только не обращались, но нам везде говорят: квартиры приватизированы, занимайтесь сами ремонтом. С нас снимают постоянно деньги за содержание домов, но мы ни разу не видели даже уборщицу. Вот проваливается стена между двумя квартирами. Я когда делал ремонт, смотрел: там три метра пустоты. Не дай бог, если кто провалится, – туда можно лететь!» – говорит Дмитрий, житель дома № 8 на улице Океанской.

Новейшая история домов на улице Океанской 

В феврале 2012 года в администрации Советского района прошли публичные слушания. Тогда районные власти (первый заместитель главы района Иван Шмидт вместе с застройщиком Вячеславом Набивичем) предлагали жителям нескольких бараков на улице Океанской и Вяземской снести их и построить новые дома. При условии, что жители ветхих домов получат в новом доме квартиры. По проекту застройщика, в 2012 году должны были снести один дом и расселить восемь квартир, в 2014 году – расселить еще два дома, а к 2016 году – снести еще пять домов. Таким образом, район лишился бы восьми бараков: шести муниципальных и двух принадлежащих СО РАН. Всего в новых домах планировалось выделить 64 квартиры для жителей ветхих домов, расположенных на улицах Вяземской и Океанской.

На первый взгляд, схема была простой. Люди приватизировали своими квартиры в бараках, а все расходы по переселению на себя брала компания-застройщик. При этом районные власти уверяли, что именно такой вариант – снести и построить – самый удачный.

Иван Шмидт рассказывал, что ситуация с расселением ветхого жилья в районе оставляет желать лучшего и надеяться не на что. За последние 20 лет по бюджетной программе был снесен и расселен в районе всего один дом в две квартиры. При этом 50% расходов на себя взяла клиника Мешалкина. Ведь именно ей была необходима территория для развития.

«Я вам как человек, который должен расселять ветхий фонд за бюджетные средства, официально заявляю: в ближайшие лет 15–20 мы точно не сможем этого сделать. Ни у мэра города, ни у главы района нет средств на это. Именно поэтому мы вынуждены искать альтернативные варианты», – убеждал Шмидт жителей.

В июле 2012 года начался снос одного из домов. Сегодня на его месте – новая высотка.

Что касается жителей домов № 6 и 8 на улице Океанской, то они по-прежнему живут в полусгнивших деревянных домах, борются с насекомыми и грызунами, в очередной раз латают дыры и уже не верят в лучшее. Их дома оказались в ведении СО РАН, а там, как известно, случился мораторий на передачу имущества, да и застройщики активности по сносу этих домов уже не проявляют.

Обсуждение темы здесь 

Марина Мезина
Постоянный URL: http://academ.info/news/36825