Распечатать
16 августа 2017, 18:20 Антон Уницын: «Я никогда не позиционировал свои фотографии как бизнес»

Все мы живём в удивительное время, когда любой может достать из своего кармана мобильный телефон и запечатлеть что-то необыкновенное и красивое. Об искусстве любительской фотографии и профессиональном к ней отношении рассказал журналисту Academ.info новосибирский фотограф, члена союза фотохудожников России Антон Уницын.

- Антон, у меня есть масса знакомых студентов физиков, они к искусству в подавляющем большинстве не расположены. Объясните, как так получилось, что вы – студент-физик, автор научных статей, то есть фактически человек науки – увлеклись фотографией? И, кроме того, сделали это увлечение делом своей жизни?

-Если мы посмотрим шире, то на самом деле есть большое количество людей, которые, имея физическое образование, проявляют творческие навыки. В первую очередь мне, например, приходят в голову братья Стругацкие. Научный поиск предполагает творчество. Мне кажется, что в этом нет ничего удивительного. У меня всё так сложилось, что в определённый момент я решил изменить свой путь и свернуть в сторону фотографии.

-Почему?

-Было много причин. Я пришёл в фотографию с некими идеалистическими мировоззренческими взглядами. В конечном счете, мне оказалось интереснее заниматься фотографией и выражать себя через неё. У меня были некие желания, а потом я понял, что их в данный момент реализует фотография. Хотя вопрос этого перехода был очень неоднозначный, потому что на тот момент я уже восемь лет посвятил научной карьере. Однако мне кажется, что дело жизни должно быть любимым, иначе очень трудно быть счастливым. Не важно, сколько лет ты шёл в неправильном направлении. Всегда есть шанс что-то изменить и пойти правильным путем.

-То есть наука оказалась для вас неправильным направлением?

-Да. Но я не жалею, потому что все те навыки и знания, которые я получил, мне пригождаются не только в фотографической деятельности, но и в обычной жизни. Своим детям я, на всякий случай, порекомендую сначала стать физиками, а дальше уже разбираться. Из физиков можно будет пойти куда угодно, потому что это фундаментальное образование, фундамент образа мысли, а не профессии.

- Недавно, в марте этого года, вы выиграли Hamdan International Photography Award – конкурс с самым крупным призовым фондом равным 400 тысяч долларов! Расскажите, за что вас награждали и как это происходило?

- Все так прицепились к этим деньгам, а мне кажется, что это наименее интересное. Когда я подавал работу, я даже не знал, какие там призовые фонды. Владимир Вяткин – мой друг и один из самых титулованных фотожурналистов в России – посоветовал поучаствовать. Рассказал, что сам участвовал в 2016 году и победил. Я с 2009 года участвую в различных фотоконкурсах, так что у меня есть опыт, и победы тоже есть. Эта награда стоит в одном ряду со многими другими. Я не могу сказать, что она самая ценная для меня в профессиональном плане. Собственно я занял пятое место, можно считать, что практически запрыгнул в уходящий поезд. Конечно же, приятно, когда тебя отмечают, но тем не менее... Я участвую в конкурсах не ради побед. Я всегда использую их как возможность чему-то научиться. Перед тем, как подать свою работу, ты изучаешь конкурс, изучаешь работы победителей прошлых лет. Таким образом знакомишься с передним краем фотографии, что позволяет быть в курсе актуальных тенденций, видеть, что делают другие мастера и не совершать их ошибок. Кроме того, есть возможность донести какие-то свои идеи до широкой аудитории. В этом плане конкурсное участие – бесценно.

- Расскажите о работе, занявшей пятое место на конкурсе! Насколько я помню, вы снимали детей, больных раком?

- Да. Это снимок, говорящий о стойкости. Снимок был сделан в ЦРБ. На нём дети, которые действительно проходят лечение, но суть не в том, что там изображено конкретно, а в том, что это изображает. Дети всегда остаются детьми, даже не смотря на тяжелые обстоятельства, и это их сильно отличает от взрослых. У меня был личный опыт борьбы с раком среди моих родственников, и я очень чётко понял, что иногда моральный фактор является решающим. То есть я видел, как человек сам себя съедает быстрее, чем это делает рак. Детский пример в этом плане воодушевляет, потому что они борются до конца. К слову, ремиссия у детей гораздо выше, чем среди взрослых.

- Когда вы были в гостях у Academ.info год назад, вы рассуждали о так называемых чернушных фотографиях, на которых в большом количестве присутствуют трупы, кровь и последствия войны. Вам не кажется, что ваша фотография больных раком детей тоже немного из этой серии?

- Всё зависит от того, как вы на это смотрите, ведь что такое чернуха? Чернуха – это когда фотография не содержит в себе ничего, кроме факта. Мой снимок не про то, что бывают такие дети, награду дали не за это. Если бы снимок содержал в себе лишь факт, то он ничего бы не получил. Фотография содержит в себе идею, а дети – лишь фактура. В чём-то я верен своей позиции, но я говорил именно о фотографии факта, когда снимок лишь его постулирует и не содержит ничего более.

-Давайте несколько отойдём от грустной темы... Хочу вновь задать вам вопрос годичной давности: после какой работы вы поняли, что вы – фотограф? В прошлый раз вы говорили, что серьёзно себя позиционировать в фотографии не можете, за вас это делает фотографическое сообщество...

- В творчестве всё время приходится двигаться очень маленькими шагами. Поэтому очень сложно понять, когда именно ты кем-то стал. Я вообще предпочитаю про себя не высказываться, потому что это очень субъективное суждение и я не вижу в этом смысла.

- Можете выделить серию своих фотографий, которые нравятся вам больше остальных?

-Лучшая серия фотографий та, которую ты ещё не сделал. За счёт этого фотограф и растёт, а как только фотограф начинает любить свои фотографии, его творческая эволюция останавливается. Тот снимок, который удался, всё равно сделан с ошибками, если хорошо в нем покопаться. Смысл радоваться, если это ничего не даёт? Только если указывать себе на недостатки, можно развиваться.

- Если говорить про развитие… Вы не хотите попробовать себя в другом ключе, скажем, освоить видеографию и снять документальный фильм?

-Хотел бы, но, мне кажется, что нужно довести фотографию до логического конца. Когда почувствую, что сделал это, я позволю себе расширить круг деятельности. Я занимаюсь с видео, но чисто для любительских интересов. Перескакивать с одной зоны интересов на другую – это не всегда правильно.

- Что вам больше всего нравится в фотографии? Чего нет в видеографии в сравнении с фотографией?

- Видео от фото отличается восприятием. Фотографию мы оцениваем примерно за 0,3 секунды, а чтобы оценить видео нам нужно посмотреть его. Иногда до людей проще достучаться фотографией, чем с помощью видео. Фотографию можно увидеть случайно, мельком – на остановке, в автобусе или в метро. Так может работать социальная реклама или выставки на открытом пространстве, где большой поток людей.

- Но фотографию иногда вообще не оценивают и не задумываются о ней, чего не скажешь о видео.

- Опыт случайного фотографирования имеют многие. Таких людей гораздо больше, чем тех, кто случайно снимал видеоролики. В связи с этим людям меньше свойственно искать смысл в фотографии, но на самом деле фотография способна достучаться и до этих людей.

- Расскажите что-нибудь из своей жизненной практики? Где вы, например, находили клиентов?

-Я всегда прибывал в такой инфантильной позиции, что если я буду что-то делать хорошо, то клиенты найдут меня сами. Далеко не самый эффективный путь в бизнесе, но я никогда не позиционировал свои фотографии как бизнес, потому что для меня это творческое самовыражение в первую очередь. Начинал я, наверное, как и остальные, то есть снимал всё подряд. У меня была мыльница, на которую я снимал пропущенные конспекты, а уже потом начал фотографировать какие-то объекты вокруг себя. После я стал снимать ещё и людей. Зеркальная камера у меня появилась позже, и я стал с ней разбираться. Даже осознание того, что фотография – один из моих интересов, пришло не сразу, а лишь тогда, когда она стала занимать много времени.

- А что вам больше всего нравится из жанров фотографии?

- Мне всегда была интересна фотография не постановочная, а та, которая способна удивить. Потому что когда ты ставишь постановку, ты выстраиваешь картинку, которая есть у тебя в голове. Не постановочные фото содержат в себе силу документа, реальности. Я изначально тяготел к такой вот фотографии, которая говорит, что я нахожусь в репортажном сегменте. Весь мир делится на два больших лагеря: арт и репортаж. Внутри репортажного сегмента я выбрал направление документальной фотографии. Если фотожурналистика стремится к максимальной объективности и регистрации каких-то фактов, то документальная фотография пытается выразить какое-то субъективное отношение автора к теме, явлению или событию. Она находится на стыке арта и репортажа, потому что требуется высокого уровня художественности снимков и смысловой нагрузки. Больше всего это напоминает, будто вы снимаете художественную картину методами документального кино.

- Вы преподаёте на факультете журналистики НГУ. Что вы говорите студентам? Какими качествами они должны обладать, чтобы стать хорошими фотографами?

- Я всегда призываю, чтобы снимки, сделанные студентами, выражали их точку зрения. Конечно, иногда можно отступить от этого правила, сделать что-то так, как хотят другие, опубликовать и получить какие-то дивиденды, но это измена себе. Репортажная фотография – язык визуальной коммуникации. Она не придуманная, настоящая, не постановочная, с её помощью мы общаемся со зрителями. Здесь важно доносить то, во что мы действительно верим.
Обсуждение темы на Форуме Академгородка

Рафаэль Адам
Постоянный URL: http://academ.info/news/39136