Распечатать
16 июня 2006, 12:59 Улицы в лицах: Великие судьбы переходят в названия улиц

Размашистый и свободный, как хороший труженик, он "непригласительный" днем и весьма гостеприимный вечером. Институты и административные здания, автобусы и юркие газели, научные сотрудники и рабочие – он весь в движении, в работе, как порядочные муравьи в рядовом муравейнике. И такой расслабленный, усталый вечером. А еще вальяжнее ночью, когда засыпает. И тишина, свежесть, мир. Любимый проспект Лаврентьева.

Для меня он начинается непосредственно с самого Лаврентьева – такое ощущение, что отец сибирского Городка вот-вот резко оторвет прижатую к груди руку и протянет одно из "семян" знаний – "Иди, учись!" А глаза-то смотрят пристально-пристально, так что становится совестно начинать прогулку по проспекту с географического конца. Карты говорят: на Лаврентьева, 1 – Институт теплофизики им. С.С. Кутателадзе. Действительно, бывший проспект Науки когда-то покидал Дом культуры строителей, поворачивал направо и устремлялся по прямой вверх, украдкой показывая светлые институтские стены. Но ведь сегодня проспект называют не так. Уже 24 с половиной года – по-другому (1). Бронзовому Лаврентьеву и того меньше – 18 лет (2). Совсем совершеннолетний. Я бы сказала, совершенный.

Совершенность – понятие такое, осторожное. Академгородок создатели, верно, таким и видели – совершенным, уникальным, неповторимым, одним словом, Светлым Градом науки. Идея создать "островок социализма" сначала казалась не то что почти не утопичной, но практически реализованной – всё построено и налажено, все заселены, заняты и довольны. "Во всем торжествует главный принцип, который называют еще "эффект Лаврентьева": создать условия непринужденной, свободной, исполненной остроумия работы, где люди творят молодо, сильно, неистощимо. "Мне рисуется учреждение, которое я назвал бы "Городом науки", – это ряд храмов, где каждый ученый является жрецом... Это ряд прекрасно обставленных технических лабораторий, клиник, библиотек и музеев, где изо дня в день зоркие бесстрашные глаза ученого заглядывают во тьму грозных тайн, окружающих нашу планету. Это – кузницы и мастерские, где люди точного знания... куют, гранят весь опыт мира, превращая его в рабочие гипотезы, в орудия для дальнейших поисков истины. В этом "Городе науки" ученого окружает атмосфера свободы и независимости, атмосфера, возбуждающая творчество, и работа его создает в стране атмосферу любви к разуму, вызывает в людях гордое любование его силой, его красотой..." Все вышло по Горькому, написавшему эти пророческие строки!" (3)

Академгородок первых 10-15 лет очень емко описывает профессор НГУ, д.и.н. И.С. Кузнецов: "Созданный островок социализма можно описать тремя словами: замкнутость – Городок словно был оторван от внешнего мира и жил только собой, иерархизм – вот это докторский стол заказов, это просто стол заказов, а у кого-то и простого нет и т.п., и консерватизм – свежие силы в науку перестали вливаться, первые годы устройства и распределения закончились застоем – некуда было селить выпускников и приезжих, для них уже не было мест в институтах". Стройка Града науки завершилась. Будто достигли определенного совершенства и остановились на этом. Совершенство, конечно, не пропало, просто истрепалось, расшаталось, износилось, как кожа первой красавицы мира сорокалетней давности.

В свете общего "столько всего запущено" проспект Лаврентьева кажется весьма крепким стариком – буквально "мужчиной в самом расцвете сил". Он, естественно, тоже не выглядит юным, но впечатление оставляет молодое и свежее. Не зря он любимый.

Шагаем от Морского. Неровный изгиб, как старый шрам, вливается в общую прямую проспекта надежно и уже навечно. Как рассказал д.ф.-м.н. Марлен Еновкович Топчиян, "проспект Науки изначально планировалось проложить по другому пути (и сейчас он тянулся бы за Институтом гидродинамики), но в таком случае не оставалось места для испытательного полигона. Поэтому на самом деле Институт гидродинамики смотрит на проспект Лаврентьева совершенно не той стороной, пряча "настоящий" главный вход…" Как говорится, первый блин – комом. Лепится комом. Трудно было возводить "первенца" нашего Академгородка.

Зародился Институт гидродинамики еще в Москве. В 1957 году там были приняты первые сотрудники – Марлен Еновкович Топчиян показал свое удостоверение под номером №11. Наверное, легко догадаться, у кого был первый номер. После принятого Постановления, под поселком Орево в 100 км от Москвы сотрудники будущего Института гидродинамики вели научные исследования на базе МФТИ. По словам д.ф.-м.н. Леонида Александровича Лукьянчикова, "база занимала около 180 гектаров леса, на ее территории были построены лаборатории, взрывные стенды, бассейны для гидродинамических исследований, общежития для студентов и сотрудников". Именно там стали собирать оборудование для Института, которое осенью 58-го перевезли в Золотую Долину.

В будущем Городке здание под Институт еще не было готово – земляные работы на котловане начались 7 ноября 1957 (4), но стройка шла тяжело. Д.ф.-м.н. Андрей Андреевич Дерибас как-то рассказал научным журналистам: "Поначалу темп работ не ошеломлял. Помнится, в декабре 1957 года мы с Михаилом Алексеевичем стояли как-то на краю частично вырытого котлована и долго глядели, как двое рабочих долбили ломами мерзлую землю. Стало грустно. Казалось, что таким образом можно строить городок лет 100. Михаил Алексеевич сразу уехал ругаться с каким-то строительным начальством". "Да, – согласились Замира Ибрагимова и Наталья Притвиц, – строили в первый год, по словам Лаврентьева, "медленно и плохо. Выяснялось, что не то цемента, то кирпичей, то машин" (5).

Шутка, конечно, но только за то, как бился Отец-основатель над стройкой научного "первенца" Городка, Институту нужно было присвоить его великое имя. И по этой причине, и по всем остальным заслугам 11 декабря 1980 года ЦК КПСС и Совет Министров приняли решение об увековечении памяти одного из основателей и первого председателя СО АН академика М.А.Лаврентьева (6).

Главный корпус Института гидродинамики Государственная комиссия приняла в эксплуатацию 20 июня 59-го (7). "Раньше всех справили новоселье гидродинамики. Они начали "великое переселение ученых народов", о котором сложены легенды. Одна из них гласит следующее. Когда-то в Новосибирске стоял дом с большими окнами. В том доме был коридор. По сторонам коридора – комнаты, а на дверях комнат – бумажные таблички. И что ни табличка, то институт. Словом, в коридоре помещалась целая академия. Так стоял дом-инкубатор до тех пор, пока не вырос Академгородок" (8).

Постепенно все институты переселились на проспект Науки: в 60-ом ввели в действие корпус Института ядерной физики, через год сдали главный корпус ИЯФ, а также Институт неорганической химии, в 62-м стали обживать здания Института органической химии, Института химической кинетики и горения, Института теоретической и прикладной механики, в 64-ом – здание нынешнего ВЦ (9).

С последним вообще связана интересная, но загадочная история – комплекс строили специально для Института экспериментальной биологии и медицины, который возглавлял академик Е.Н. Мешалкин. А вы думали, почему у Вычислительного Центра есть свой бассейн, а у других институтов нет? "В мае 1963 года президиум АН СССР постановил преобразовать ВЦ Института математики в самостоятельное научное учреждение… Вскоре ВЦ переехал из квартир в здание, занимаемое раньше поликлиникой (Морской проспект, 2)… Но ВЦ требовалось хорошее здание. В центре проспекта Науки стояло почти уже готовое большое здание для Института экспериментальной биологии и медицины… Лаврентьев для всех неожиданно решил это здание отдать ВЦ…" (10). Говорят, что Лаврентьев поссорился с Мешалкиным. Или это был Соболев. Кто именно – узнать не удалось, но – факт!

Факт один, факт другой. Институт один, институт другой… Интересное занятие – читать таблички на фасадах зданий этого проспекта. На них порой встречаются такие слова, в смысл которых не вдумывалась большая половина человечества. Разумеется, что не обо всех науках слышали жители и самого Городка, хотя названия остановок выучили наверняка: Институт гидродинамики, ИЯФ, ВЦ, Институт теплофизики. Знаменитая с 1975 года песня "Стою на "Теплофизике" В. Бакакина на долгие годы стала визитной карточкой творческого коллектива института Неорганической химии:
"Стою на "Теплофизике",
В руках – пакет с провизией,
Толпа растет, автобусы кляня,
А мимо мчат нахальные
Такси и персональные.
Везут они, да только не меня…




"

К тем зданиям, о которых нужно песни слагать, относятся и институтские столовые. Так, небезызвестно, что в столовой №8 ОРСа напротив Гидродинамики собирались для неформального общения молодые ученые кафе-клуба "Под интегралом". В марте 1968 года на первом в истории Новосибирска фестивале авторской песни в этом здании выступал актер, драматург, кинодраматург, поэт и бард Александр Галич (об этом событии сегодня свидетельствует мемориальная табличка на здании "СибАкадемБанка"), после чего по решению "сверху" клуб был закрыт.

А с 22 июня 1960 года (11) стала славиться  вкусными обедами столовая Института ядерной физики: "…Долгое время единственной кормилицей в зоне строительства институтов была столовая Института ядерной физики. Здесь устраивались первые банкеты, первые приемы иностранных делегаций. Лучшим, признанным блюдом был гуляш с гречневой кашей. Его вкусу посетители были обязаны не только повару, но и – главному инженеру строительства А.М. Вексману, неизменно требовавшему необходимой кондиции приготовления блюд. Оно так и называлось "блюдом Вексмана" " (12).

К историческим достопримечательностям проспекта Лаврентьева, несомненно, относится автомобиль ГАЗ-69а, на котором в свое время ездил академик Лаврентьев – ездил, говорят, редко, поскольку в то время все катались исключительно на велосипедах. Теперь знаменитый ГАЗ стоит в качестве памятника на высоком постаменте около КЮТа. Клуб юных техников создали в октябре 64-го (13), однако, в первые годы он размещался на Золотодолинской, 25 (там, где сейчас библиотека ОКП ННЦ СО РАН). А устроился среди старших научных братьев, видимо, только в 68-ом – такая цифра нарисована на здании детского клуба.

Всевозможные таблички и доски на институтах – как страницы паспорта: одни удостоверяют свои имена, другие – "детей", то есть "родителей", основателей и просто замечательных ученых. Правда, любовь и почтение к ним иногда затмевают правду. Читаем на ИЯФе: "здесь с 1958 по 1977 год работал выдающийся физик, основатель и директор института, академик Г.И. Будкер", а ведь в 58-ом в Городке не сдали вообще ни одного здания – где историческая справедливость? Или вот еще: "первенец Новосибирского научного центра СО АН СССР построен "Сибакадемстроем" по проекту "Гипронии" АН СССР в 1959 году" – а ведь "почтовый ящик 111" создали всего за месяц до сдачи Гидродинамики (14). Помарки, ошибки, недоделки. И ведь надолго.

Надолго, по всей вероятности, останется и герб РСФСР на фасаде нынешней администрации. Символ советской эпохи, а ныне, видимо, Советского района, он висит здесь с тех пор, как с 79-го в отстроенном Доме Советов заседали райисполком, райкомы партии и комсомола, комитет народного контроля, а также соединял влюбленных "в новые ячейки общества" отдел ЗАГС (15).

Около главного корпуса Института физики полупроводников растут ели, посаженные 29 сентября 75-го американскими астронавтами и советскими космонавтами – участниками программы "Союз-Аполлон". Неподалеку от них торчит другая табличка – знак дружбы советских и американских детей в 80-ых годах: "В середине сентября гостями новосибирского Академгородка стали американские семьи, в которых год назад, во время поездки в США, жили новосибирские школьники. Тогда группа из 20 ребят и 10 взрослых во главе с академиком А.П. Ершовым в рамках обмена по программам компьютерного обучения посетила Вашингтон, Сан-Франциско и Сиэтл. Это была первая в истории наших отношений поездка, когда советские люди жили по нескольку дней в американских семьях и свободно общались… Лейтмотивом было доверие, разоружение, мир. И как символ мирных устремлений наших народов зеленеют сейчас на лужайке у Дома Советов три кедра, посаженных руками американских и советских детей…" (16).

Много следов оставила история на проспекте. Пожалуй, больше, чем на любой другой нашей улице, недаром таких "нежилых" проспектов мало. Немного и таких людей как Лаврентьев. Старожилы, ностальгируя, лирично протягивают: "великие судьбы переходят в названия улиц…" Остается надеяться, что и великие улицы влияют на становление великих людей…

1. В декабре 1981 года имя академика М.А. Лаврентьева присвоено главной магистрали новосибирского Академгородка (бывший проспект Науки), на которой размещены институты ННЦ. В Новосибирском научном центре состоялся митинг, посвященный переименованию проспекта Науки в проспект академика Лаврентьева. / "Академия наук СССР. Сибирское отделение. Хроника. 1957-1982 гг.". Новосибирск, 1982. С.265.

2. Памятник М.А. Лаврентьеву был установлен в 1988 г. 

3. Б.А. Базунов, В.Б. Гантман. "Штилевой пульс моря" / "Таежным фарватером". М., 1968. С. 162-163.

4. Точные данные взяты из "Хроники основных событий Академгородка", которую составляет д.и.н., профессор НГУ И.С. Кузнецов.

5. З.М. Ибрагимова, Н.А. Притвиц. "Треугольник" Лаврентьева. М., 1989. С. 73-74.

6. "Академия наук СССР. Сибирское отделение. Хроника. 1957-1982 гг." Новосибирск, 1982. 

7. "Академия наук СССР. Сибирское отделение. Хроника. 1957-1982 гг." Новосибирск, 1982. С.33.

8. Б.А. Базунов, В.Б. Гантман "Под знаком сигмы" / "Таежным фарватером". М., 1968. С.163-168.

9. "Хроника памятных лет" / "За науку в Сибири", 5 августа 1982 года, №30.

10. О.Н. Марчук. "Сибирский феномен. Академгородок в первые двадцать лет". Новосибирск, 1997. С.75.

11. Точные данные взяты из "Хроники основных событий Академгородка", которую составляет д.и.н., профессор НГУ И.С. Кузнецов.

12. М. Чемоданов, "Становление" / "За науку в Сибири", №16, 13 апреля 1978 года. 

13. Информация из статьи "Этапы развития Новосибирска. 1893-2003" / www.prometeus.nsc.ru/gorod/history/table.ssi.

14. Точные данные взяты из "Хроники основных событий Академгородка", которую составляет д.и.н., профессор НГУ И.С. Кузнецов.

15. Фактические данные из Хроники событий, размещенной на сайте газеты "Наука в Сибири" / http://psb.sbras.ru/HBC/.

16. В. Фурсенко. "В гостях – американские семьи" / "Наука в Сибири", №42, 29 октября 1987 года.

Автор благодарит за предоставленную "Хронику основных событий Академгородка" д.и.н., профессора НГУ И.С. Кузнецова, за "исторические" фотографии – Музей СО РАН .

Анна Анисимова
Постоянный URL: http://academ.info/news/4589