Распечатать
31 мая 2004, 15:24 Театр сатиры: проверка "на укроп"

Три живые легенды вошли в зал пресс-конференций в своей узнаваемой манере. Александр Ширвиндт – с истинно бендеровским блеском по-прежнему черных глаз, ссутулившись и с трубкой в красивой, почти скульптурной руке. Михаил Державин – напротив, с подчеркнуто правильной осанкой и довольным выражением лица, Спартак Мишулин – спокойный и отрешенный, как Будда, но весьма колоритный в своем молчании.

Даже самые старшие из присутствующих немного растерялись от встречи с живыми классиками. Детство, "Голубой огонек" по черно-белому телевизору, а те, что постарше, вспомнили даже "Кабачок "13 стульев". Но беседа обещала быть непринужденной – ведь эти люди не нуждаются в ведущем и в вопросах. Они сами все расскажут!

Вы приехали в Новосибирск на две недели и привезли сразу несколько спектаклей. Вы всегда гастролируете с размахом?

А.Ш.: Напротив. Последние "цать" лет по понятным причинам мы путешествуем галопом, как и все театры сейчас. Эти размашистые гастроли – личная заслуга Аркадия Арканова и великолепное исключение. Они похожи на те, что были в ностальгические советские времена. Тогда мы посещали каждый город не пробегом в ритме танго, а на неделю-две и привозили с собой не один спектакль. В этот раз мы привезли шесть названий. Хотелось, чтобы было разнообразно по стилю, по жанру и, в то же время, чтобы в каждом из спектаклей были заняты ведущие артисты, все наши звезды. Мы приехали огромным составом и с нетерпением и даже волнением ждем встречи с интеллигентным и доброжелательным новосибирским зрителем. (Мишулину) Хорошо я сказал?

С.М.: (без тени улыбки) Очень. Я люблю свою дирекцию.

Вы часто гастролируете? Хватает сил, чтобы подняться в такое путешествие?

А.Ш.: (непринужденно попыхивая трубкой) Сил не хватает даже на то, чтобы подняться на второй этаж, не то что 4-часовой перелет пережить. Но родина требует. Это Спартак Васильевич у нас 35 лет в полном расцвете сил и с пропеллером в нужном месте. Артист – это цыганская профессия, она предопределяет мотания по часовым поясам и всегда сулит массу сюрпризов.

Какой сюрприз вам приготовил Новосибирск?

– Нас пуганули, что у вас тут плюс сорок. Мы вышли утром на аэродром – плюс пять и дождь. Но все равно несказанно приятно путешествовать по своей территории. Ведь за последние 20 лет мы 11 раз были в США, Австралии, исколесили всю Европу, а играть по "рыночной России" было непозволительной роскошью для богатых.

К слову о названии театра – появляются ли новые сатирические пьесы?

– Мы давно уже не являемся сатирическим театром в полном смысле слова. В репертуаре всегда были серьезные классические произведения, даже трагедии. Нет смысла зацикливаться на сатире. В наше время сатира уже не имеет подиума. Сатира теперь в жизни и по телевидению. Судите сами – разве возможно для сцены написать более сатирическую вещь, чем диалог Жириновского с Ампиловым? Ни добавить, ни убавить. Это можно только пародировать, что тоже давно изжило себя и порядком надоело. Довольно перспективное направление – сценарий "под одного актера". Это изящная авторская работа. Петя Гладилин написал такую вещь специально для Ольги Аросевой. Называется "Вышел ангел из тумана". Ангела играет Лев Дуров. Очень хорошая вещь. Не Чехов, конечно. Но вот вам современная тематика.

Вы задействуете молодежь в своих спектаклях? Есть спектакли совсем без "китов"?

М.Д.: Последняя премьера – "Швейк, или Гимн идиотизму". Всего три недели назад поставили. Это музыкальный спектакль по толстенной (800 страниц!) небезызвестной книге Ярослава Гашека. Там играет много молодежи, и хорошо, между прочим, играют ребята.

А.Ш.: (по-ледяному бесстрастно) А еще там играет сам Михал Михалыч, поэтому так восторженно о нем и говорит.

М.Д.: Совсем маленькую роль в самом конце! Зато мне было очень приятно прочесть в газете заголовок "Державин поет про триппер". Это, видимо, главное, что услышали в спектакле акулы пера.

А.Ш.: Много молодых артистов в спектакле "Андрюша". Это воспоминания об Андрее Миронове, экскурсия в его творчество, которую мы подарили ему на 60-летие, поэтому жанр называется "День рождения". На экране мелькают фрагменты фильмов с его участием, а мы играем эпизоды из его спектаклей в том самом составе, в котором он ставил их. Молодежь выполняет роль участников экскурсии. Они задают вопросы, показывают, объясняют. На самом деле никто из них не видел Андрея на сцене. Но они необходимы, чтобы это был именно День рождения, а не памяти. Мы были друзьями с самого детства, вместе учились, жили неподалеку, поэтому мы уже не можем расстаться. А молодые участники спектакля ломают время "до" и "после" смерти. Они меняются: приходят новые, кто-то уходит в декрет, но "Андрюша" живет своей жизнью.

Что нового грядет с юбилеем Театра сатиры?

– Нам сказали, что 80 лет не юбилей, поэтому подарков нам не положено. Ну, знаете, есть такая негласная юбилейная традиция – мебель подновить, немножко финансов подкинуть. Но юбилей – это, оказывается, то, что кратно 25. Этот замечательный факт нас всех очень обнадежил, поскольку теперь мы обязаны продержаться до столетия. А пока решили сами себя поздравить: подарить сильную и характерную роль каждому "заслуженному лицу". Про роли Оли Аросевой и Миши я уже сказал. Вера Васильева получила чудесную роль в новом спектакле "Ждать". А вот со Спартаком Васильевичем я долго мучился, все не знал, чем же его отоварить. И в итоге решил дать ему тургеневского "Нахлебника". Он ведь эксцентричен на грани цирка.

Гашек, Тургенев... Вы принципиально предпочитаете ставить классиков? Это ведь делают все вокруг.

– Это делают те, кто хотят играть хорошие спектакли. Не хочу показаться занудой и ортодоксом, но ведь ничего хорошего не пишется. Почему, вы думаете, маститые актеры тяготеют к режиссуре? Да потому, что им самим хочется выбирать, что они будут играть! Они заслужили это. А новаторские тенденции хороши, если не доведены до абсурда, как большинство того, что сейчас идет в театрах. Я готов принять новые правила, но не по принципу "лишь бы не так, как у всех". В погоне за оригинальностью, за помпой люди получают невероятный бред, не имеющий к искусству никакого отношения. Это мое мнение.

Аросева, Ширвиндт, Державин, Мишулин. Это живые визитные карточки театра, ветераны. А как обстоит дело с молодежью? Есть уже те, на кого "идут посмотреть"?

– К сожалению, сейчас популярность – это в первую очередь "ящик". Если вчера показали "вот этого" в боевике или сериале, то он считается раскрученным, на него уже идут. Хотя в том же спектакле есть артисты куда более талантливые, которых никто не знает. "Ящик" вводит людей в заблуждение, сильно искажая картину действительности.

Насколько популярен Театр сатиры в Москве? Зал всегда забит?

– У нас 1400 мест в зале. Каждый день собирать такое количество людей нереально. В Москве 364 театра, почти как дней в году. В репертуаре сейчас 14 спектаклей. Есть "доживающие", старожилы. Но около десяти – аншлаговых. Особенно зимой. Вообще, театр – это зимний вид спорта. Не знаю, как у вас тут, но в столице театр кончается, когда начинается укроп.

Что ж, у новосибирцев появилась уникальная возможность увидеть небольшую, но лучшую часть репертуара театра. Пришла пора проверить нас "на укроп".

Мария ШКОЛЬНИК.

Постоянный URL: http://academ.info/news/622