Распечатать
13 июля 2007, 19:44 Доминик Айлинг привез в "Республику" "магический джаз"

Джазовый вечер в гриль-баре "Республика" вчера, 12 июля, ознаменовался приездом швейцарского вибрафониста Доминика Айлинга. "Республика" – это лучший паб за Уралом, где играют джаз, – заметил Сергей Беличенко, известный джазист, – и выступлением Доминика он может по праву гордиться".

Длинноволосый житель Женевы Доминик Айлинг приехал в Россию, чтобы дать в Новосибирске только два концерта – в гриль-баре "Республика" и Новосибирской государственной филармонии – а потом уехать в Красноярск на рыбалку. "Недели на три", – уточнил, обаятельно улыбаясь, один из основателей джазового движения в Сибири Сергей Беличенко, лично пригласивший Доминика в Новосибирск.

"Только благодаря Сергею Беличенко мы смогли вживую услышать восхитительную игру Айлинга, пригласить его в наш ресторан, – поделилась с корреспондентом Academ.info Марина Текутьева, управляющая гриль-баром "Республика". – Нам пришлось даже пойти на крайний шаг: сделать платным вход, хотя обычно мы всегда приглашали джазистов за свой счет. Конечно, выступление такой знаменитости, как Доминик Айлинг, мы не смогли бы оплатить самостоятельно, однако и упустить шанс показать его искусство нашим посетителям, я считаю, тоже не имели права".

Вечер удался: аншлаг и восхищенные слушатели, – и оказался непохожим на все остальные джазовые вечера. Обычно в "Республике" сильно накурено, даже когда половина столиков пусты. Вчера посетители забывали закурить очередную сигарету и оставляли потухать уже зажженную… Обычно в злачных заведениях говорят, едят и пьют, когда музыканты играют. Вчера на меня посмотрели с укоризной, когда я стала шептаться с соседкой во время особенно нежного пассажа Доминика Айлинга. Обычно в барах не хлопают тем, кто там играет. Доминику и участникам джазового ансамбля Сергея Беличенко аплодировали, как в концертном зале…

"Мне очень приятно играть здесь… Они (посетители – прим. автора) меня так слушают, что невозможно не играть вдохновенно, – улыбаясь, говорил Доминик Айлинг во время антракта. – Я не ожидал, что публика в баре будет слушать меня, словно я играю в концертном зале…"

А играли они – Доминик Айлинг на виброфоне (тип ксилофона), Евгений Голованов на тенор-саксофоне, Дмитрий Аверченков на контрабасе, Денис Тимофеев на клавишных и Сергей Беличенко на барабанах и конго, – играли они все самозабвенно. И как будто бы слаженно – хотя до концерта и во время антракта, на смеси немецкого с английским, французским и русским вели диалоги типа "А ты это помнишь? А Soul eyes помнишь?..." Как следует отрепетировать программу до концерта не удалось из-за задержки рейса самолета, которым летел Доминик в Новосибирск. Впрочем, джаз любит импровизацию, и даже если кто-то из музыкантов и забывал свою партию, заметить со стороны это было невозможно.

"Я давно не был в более стильном, более гармоничном заведении", – поделился впечатлениями Алексей Довгань, посетивший гриль-бар впервые. – Игра джазистов просто прекрасна."

— Мне очень приятно работать с российскими музыкантами, – рассказал Доминик Айлинг корреспонденту Academ.info в небольшом интервью после концерта. – Это блестящие виртуозы, тонко чувствующие джаз.

— С каких лет Вы играете на вибрафоне?

— С семи, хотя, строго говоря, я начинал играть на ксилофоне. Вообще, я играю на многих инструментах… Сосчитать, наверное, даже невозможно. Гитара, фортепиано, различные латиноамериканские, африканские инструменты, барабаны… Нет, всего и не вспомню!

Ваш концерт в филармонии будет отличаться от концерта здесь, в пабе?

— О, конечно! Очень сильно. Это будет абсолютно другая программа, рассчитанная на слушателя, привыкшего к академической музыке. Там будет больше классики. Кроме того, я буду играть на маримбе – это тоже род ксилофона, но она значительно больше, чем вибрафон.

Концерт вышел немного странным – холодный джаз с примесью джаза латинского в первой части и классический джаз в примесью холодного и латинского во второй. Игра Доминика предавала обычным джазовым пассажам на саксофоне, контрабасе, клавишных и ударных оттенки самобытности бразильских мелодий и кубинских ритмов. Мягкий звук виброфона, напоминающий тот, что получается, если осторожно провести подушечкой пальца по краю хрустального бокала, наполненного водой... И глухой звук вибрафона, похожий на звук бамбуковых вьетнамских штор, когда кто-то проходит сквозь них…И холодный звук вибрафона, похожий на шелест кубиков льда в графине…

Джаз, холодный джаз европейских стиляг, но с примесью бразильского и аргентинского фольклора. Привычный джаз богемы, джаз передовых стран, джаз владельцев дорогих лимузинов и обладателей женщин в вечерних платьях в сочетании с мелодиями жаркой полуголодной и полуобнаженной, почти первобытной Африки. Примерно то же самое привнес в европейскую литературу Гарсия Маркес своим "магическим реализмом" в романе "100 лет одиночества", и, наверное, если полковник Ауреллиано Буэндиа слушал музыку, то она должна была быть похожей на ту, которую создает Доминик Айлинг.

Впечатление от "магического джаза" испортило только одно обстоятельство: бармены во время антракта включили нечто очень громкое, танцевальное и совсем далекое от идеалов холодного джаза. В ритме ча-ча-ча. На вопрос "что это было?" никто ответить вразумительно не смог. Просто какой-то сборник каких-то композиций.

Фото автора

Александра Зайцева
Постоянный URL: http://academ.info/news/7279