Распечатать
12 марта 2008, 09:53 Он вывел русскую национальную идею

В рамках фестиваля авторской песни "40 лет спустя", собравшего в Новосибирске немало ярких бардов, 9 марта прошла лекция-концерт Александра Мирзаяна, который давно уже стал классиком бардовской песни.

"Капочку-капочку бас можно прибавить? Да, да, вот так. Спасибо, Сережа!" – Александр Мирзаян, улыбчивый седоволосый мужчина, настраивает на сцене малого зала филармонии свою шестиструнную гитару. Накануне он провел такой же семинар-концерт в Академгородке.


И физик, и лирик

За спиной барда – исписанное полотно бумаги: слова на иврите, древнегреческом и старославянском – показательный материал к его лекции, состоящей из рассуждений о песенной культуре. "Я это называю "теория текста", но ее трактуют по-разному, говорят как о русской национальной идее, – Александр улыбается, – а я с каждой лекцией осознаю, что это должны знать все". 

В 1990-х годах Александр Мирзаян заинтересовался исследованием и историко-философским осмыслением понятия песни. Инженер-экспериментатор по образованию, он уже в 24 года начал писать песни на собственные стихи и стихи поэтов Иосифа Бродского, Марины Цветаевой, Даниила Хармса и др. Многим Мирзаян известен как ведущий программы Первого канала "Доброе утро".


"Ну что, ответь, мой друг философ..."

"Так, дорогие мои, как я дошел до такой жизни, – начинает столичный гость. –Возьмем какую-нибудь песню Булата Окуджавы: ну явно не Мандельштам, музычка не Шостакович, да и исполнение не Карузо, а вместе – чудо. Вот мы и попробуем растолковать "чудо".

Объяснить феномен "песни, как одной из мировых стихий" Александру удалось буквально на пальцах. Связывая математику и поэзию, мировую историю и языки, жизнь и современные проблемы, Мирзаян поражает невероятной доступностью исследования, его глубиной и, особенно, личным обаянием. Начиная с определения составляющих песни (слово, музыка, исполнение), бард говорит о ней, как об историческом универсальном хранителе и переносчике информации. Человек не может мыслить без языка, а высшая форма языка – поэзия. И только песня, в которой так тесно переплетаются поэзия, музыка и интонация, может стать основой целостного развития нации.

И здесь огромную роль Александр Завенович отдает русскому языку. Слово человек на старославянском – "словек", первая буква читается как "ч", "ц" и "з". Бард отмечает: "Чем больше у нас языка, тем больше мы "словеки". Русский язык показывает, кто мы и что мы. И жизнь, и мир, и человек, и космос – все стоит на слове. Русский язык текучий и подвижный, на нем мыслить "непоэтически" практически невозможно, даже сленг очень образный. В этом и особенность русского языка, он – переводчик. Поэтому все переводы иностранной поэзии на русском языке звучат лучше и красивее, чем оригинал: Шекспир лучше, Гете лучше. На русском все лучше!" Мирзаян говорит о проблемах современного русского языка, цитируя славянофилов А.С. Хомякова и И.В. Киреевского: "Как нация растем из слова. Если из слова не растем – скотины нерусские растут". Поэтому и думаешь: кто ты? А еще современная музыка – не воспитывает, а развлекает".


"...пока нам боль не утолит
в лаваш завернутое слово..."

На вопрос корреспондента Academ.info "Почему вы не хотите написать книгу или попробовать сотрудничать со СМИ?" Александр Мирзаян ответил: "У моего материала нет параметра, порядка, нет системы, по которой можно было бы построить что-нибудь основательное – у меня ни одна лекция не похожа на другую. И я пока не знаю, что с этим делать. Но я решил: еще почитаю лекции, чтобы сложился материал, и после этого сниму фильм, ко мне уже поступили предложения".

Говоря о русской национальной идее, Александр Мирзаян пооткровенничал: "Я говорю то, что говорит мир, ничего не придумываю. Русскую национальную идею можно только увидеть, придумать ее нельзя. Здесь нет ничего ненастоящего, это кем-то где-то сказано: это откровения Библии, откровения русской азбуки, откровения русской истории и т. д. У нас есть великий язык, есть словесность, есть песня, которая может нести этот язык, то есть у нас есть все, с чем я вас, мои дорогие, и поздравляю".

Время, отведенное на выступление столичного гостя, подошло к концу, а публика никак не хотела расходиться. Из зала сыпались вопросы, пожелания и слова благодарности. Да и Александр Завенович не желал расставаться с присутствующими: исполнив три песни ("Рождество" на стихи И. Бродского, "Дождь" на стихи В. Сосноры и песню на собственные стихи), он ещё около получаса общался с признательными новосибирцами. 

Фото № 1 автора,

фото №№ 2, 3 – Дмитрий Елисеев, пресс-центр фестиваля "40 лет спустя"

Юлия Огородникова
Постоянный URL: http://academ.info/news/8569