Распечатать
19 ноября 2008, 16:25 NB: Алиферий, последний на панно

В проекте NB мы уже писали о мозаичном панно "Покорители Оби", стоящем при въезде на ОбьГЭС, и, как отмечалось ранее, только двое из семи изображенных на нем людей имели реальные прототипы. Один из них – Андрей Сердюков, монтажник, погибший при строительстве. Второй реальный человек – Алексей (Алиферий) Мартынов, водолаз. Чтобы закончить рассказ о людях с панно Сокола, мы попытались выяснить, кем был Алексей Мартынов, почему именно его выбрал художник и какая судьба постигла этого человека.

На всесоюзную стройку!

Новосибирская ГЭС – прародитель Советского района, а история её строительства – не только часть истории города, но и страны в целом.

Виктор Славкин, в прошлом начальник гидростроительного цеха, в пятидесятые закладывал фундамент будущей станции. Сейчас он с ностальгией вспоминает: "Более крупной стройки в Зауралье не было, и после того, как её объявили всесоюзной, пошёл сюда поток молодежи со всех краёв и области, около 6000 человек. Ничего ещё не было, а люди уже ехали с разных городов, областей и республик! Условия были самые экстремальные: жили в землянках, палатках, к зиме построили бараки. Работали круглосуточно, в три смены, и выходных не было".

Существуют данные о том, что при строительстве ГЭС погибло семь человек – две женщины и пять мужчин, но личности всех  погибших и обстоятельства смерти сейчас уже узнать практически невозможно. "Зачем об этом знать? Стройка была большая и трудная, поэтому, конечно, были и травмы серьезные, и несчастные случаи. Куда без этого?" – говорит Виктор Славкин.

Но ещё один несчастный случай, вошедший в историю ГЭС, произошел уже после того, как станция была запущена…

"Для нас он был Алёша…"

Анатолий Коновалов, жизнь которого неразрывно связана с гидростанцией, был и шкипером на пароме, и мотористом, и водолазом, и шофером. "Что хотите узнать? Про погибшего водолаза?" – лицо Анатолия Ивановича стало напряженным и задумчивым.

"Мартынов Алексей он… Было такое дело… Вообще его звали Алиферий, латыш он. Но для нас он был Алёша. Пришел на ГЭС со "спасаловки" где-то в Кировском районе. Был одним из наших водолазов, ничем особенным не отличался, только внешностью обращал на себя внимание: солидный, крепкий, ростом высокий, широкоплечий, красивый был! И по характеру лёгкий и доброжелательный. Он за день до трагедии у меня дома на кухне сидел, мы по русскому обычаю обмывали мой отпуск… Дату уже точно не скажу, помню, что октябрь это был". 

В мутной воде

Погиб Алексей Мартынов 29 октября 1970 года. Анатолий Коновалов, знающий строение всех механизмов гидростанции, пытался как можно более понятно объяснить причину, по которой Мартынов так и не смог подняться живым из-под воды: "Есть на станции такие части: водосливные плотины, затворы и водослив. При строительстве на четвёртом пролете вода проходила в трёхсотмиллиметровую трубу, её потом заткнули пробкой деревянной, а с другой стороны, с водохранилища, тоже труба стоит, только уже четырёхсотмиллиметровая. Пробка со временем выбилась, появилась течь, через которую вода проходила и под напором била фонтаном. Главным инженером тогда был некий Плистик, он приказал устранить неисправность. Наряд выписали как раз Алёшке, а так как осень уже была, да и шторм ещё прошел накануне, вода стояла мутная, и поэтому взял он с собой лампу".

"Водолаз всегда сохраняет связь с землей посредством телефона, встроенного в шлем. Мартынову дали команду, чтоб он лампу подобрал, иначе затянет её в трубу. Но там, под водой, все по-другому… Он не сделал этого, забыл, и только стал всплывать, как потянуло лампу и его следом…

От пробки Алексея смогли оторвать только тогда, когда заткнули трубу с другой стороны. Потом установили, что давление воды на него сверху было 16 тонн. Сила такая, что мозг выдавило, я его сам мертвого раздевал и видел…", – завершил рассказ мой собеседник. 

"Молодой совсем был, не больше 35 лет… Жена у него осталась и сын", – добавил Виктор Славкин.

После гибели любимого мужа жена Алексея Наталья забрала ребенка и уехала подальше от ГЭС...

NB: История о взгляде с панно и украденном шлеме

Алексей Мартынов стал символом и собирательным образом всех водолазов, работающих на ГЭС, благодаря художнику Владимиру Соколу. Панно начало создаваться ещё при жизни Мартынова, и Сокол рисовал его по фотографии. 

По словам Виктора Славкина, художника привлек типаж водолаза – молодой, крепкий, статный и могучий мужчина, настоящий "русский богатырь". На панно его фигура самая выдающаяся – он словно в стороне от всех, самый крайний справа. Такой вот памятник при жизни...

Случайно это или нет, но единственный живой человек на панно "Покорители Оби" погиб в тот же год, когда собрали эту мозаику. Так получилось, что Андрей Сердюков и Алексей Мартынов изображены рядом друг с другом – два человека трагической судьбы. У каждого из них своя была трагедия и своя была жизнь, но оба отдали ее "стройке века"...

Вместо памятника Алиферию на могилу возложили его водолазный американский медный шлем. В маленьком шлемовом окошке, через которое когда-то смотрел Алексей, поместили фотографию погибшего. Видимо, слишком привлекательным показался этот шлем какому-то мародеру-охотнику за цветными металлами, и в 90-х шлем украли...

Фото автора

В коллаже использовано фото с сайта Photosight.ru

Яна Михалькова,

специально для Новостей Академгородка Academ.info

Постоянный URL: http://academ.info/news/9883